Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Цели бывают разные

Цели бывают разные

Утром 6 февраля в израильских населенных пунктах, расположенных неподалеку от Газы, прозвучал сигнал тревоги, и на территории регионального совета Хоф Ашкелон, на открытой местности разорвалась выпущенная террористами ракета. Никто не пострадал и не был нанесен материальный ущерб.

Судя по всему, за обстрелом стояла одна из небольших салафитских группировок. Сторонники салафии ориентируются на то, как жили представители самой ранней мусульманской общины, отвергая все последующие нововведения, включая так называемый политический ислам. Этот факт объясняет, например, почему салафиты враждуют с исламистами, относящимися к движению »Братья-мусульмане» и родственным ему организациям, включая ХАМАС. Сразу после взрыва израильские ВВС нанесли несколько ударов с воздуха по различным объектам ХАМАСа. Затем, когда под огнем стрелкового оружия оказались наши военнослужащие, действующие вблизи разделительного забора, по наблюдательному пункту ХАМАСа отстрелялись из танка.

В целом атаки ЦАХАЛа носили массированный характер и продолжались с утра до вечера. Тем не менее, о жертвах среди боевиков не сообщалось, а ХАМАС фактически не отреагировал на происходящее. Чем же все это объясняется?

С момента окончания операции »Несокрушимый утес» происходят спорадические обстрелы территории Израиля из сектора Газы, напоминающие случившееся в понедельник. За ними также ни разу за это время не стоял ХАМАС. Более того, правящее в Газе исламистское движение, на данный момент явно не заинтересованное в обострении ситуации, принимает серьезные меры по предотвращению обстрелов, включая и аресты салафитских боевиков. Однако помогает это не всегда. Несмотря на старания ХАМАСа, Израиль придерживается в Газе и на Голанах практики, согласно которой обстрелы не должны оставаться без ответа. Однако уничтожить тех, кто стреляет по нам, практически не удается, т.к. запуск ракет в Газе производится по большей части при помощи таймера, и исполнителей к началу ответных действий просто нет на месте. Поэтому удар наносится по объектам ХАМАСа, так как, согласно позиции Израиля, именно он несет ответственность за все происходящее в секторе. Не желая эскалации, ЦАХАЛ проявляет осторожность, и эти удары с воздуха наносятся так, чтобы не пострадали ни мирные жители, ни боевики. Более того, в прошлом атаки в значительной части случаев осуществлялись на объекты, не имеющие для террористов серьезного значения. Именно оттуда пошло довольно пренебрежительное название подобных бомбежек »ударами по недвижимости», причем недвижимости отнюдь не дорогостоящей. Своими действиями такого рода ЦАХАЛ фактически напоминал ХАМАСу о принципе условной наказуемости, а жителям Газы о том, что взрывающиеся неподалеку бомбы — не самое приятное природное явление. Но в последние месяцы кое-что изменилось. Реакция армии на по-прежнему редкие, одиночные обстрелы из Газы стала носить более массированный характер, что мы могли увидеть и на этой неделе.

Что же произошло? Судя по источникам в армии, Биньямин Нетаниягу, Авигдор Либерман и военное командование приняли решение не ограничиваться бомбежками »недвижимости» (проще говоря, сараев и навесов), а использовать такого рода инциденты для уничтожения неких значимых объектов террористов ХАМАСа. При этом, судя по результатам как последнего, так и предыдущего, относительно недавнего »раунда», ЦАХАЛ продолжает не задевать боевиков ХАМАСа. Исключение составляют случаи, подобные тому, что также имел место 6 февраля, когда военнослужащая из батальона полевой разведки, ведущая наблюдение за прилегающими к границе территориями, при помощи специального оборудования смогла точно идентифицировать источник огня из стрелкового оружия, и на него был оперативно наведен ответный удар.

Что же наиболее ценно для ХАМАСА и что достойно уничтожения в первую очередь? Я бы сказал так: если отбросить ряд исключений, это боевики, которых ЦАХАЛ, как видим, во избежание эскалации не трогает. Далее в шкале приоритетов стоят оружие и боеприпасы, а также средства их производства. Само собой, и здесь все наверняка дифференцированно. Например, ракеты фабричного происхождения дальностью 40 км и противотанковые управляемые ракеты гораздо более опасны для Израиля, чем небольшое количество »калашниковых» и патронов к ним. Имеют цену для террористических организаций и любые другие объекты, строительство которых требует серьезных материальных и трудовых затрат. К таковым, безусловно, относятся туннели — в первую очередь наступательные, т.е. ведущие на израильскую территорию, а во вторую — оборонительные, предназначенные для скрытого маневра на своей территории. К тому же, несмотря на эффективную борьбу Каира с контрабандной индустрией, до сих пор существуют туннели, ведущие из Газы в Египет поблизости от Рафиаха.

Однако, несмотря на то, что туннели воспринимаются ЦАХАЛом как одна из приоритетных угроз, попытки их уничтожения с воздуха малоэффективны. В лучшем случае, если точно знать, где проходит туннель или где он берет начало, то, попав туда бомбой, можно обрушить считанные метры сооружения. При таком сценарии ущерб окажется невелик, и все будет восстановлено очень быстро. Остаются оружие, боеприпасы и средства их производства. Напомню, что значительная часть ракет из арсенала ХАМАСа и »Исламского джихада», производятся на месте по переправленным в Газу технологиям. Это уже далеко не те »касамы» первых лет, для которых даже Ашкелон с Нетивотом были недоступной целью, а вполне серьезные ракеты, зачастую с довольно мощной боеголовкой и радиусом во многие десятки километров.

Согласно заявлению пресс-службы ЦАХАЛа, серия массированных налетов и огневых ударов ВВС стала реакцией на разного рода провокации, имевшие место в течение последнего месяца, а не только на то, что произошло в понедельник. Итак, согласно источнику в ЦАХАЛе, в прошлый раз массированные удары наносились не по той самой »недвижимости», а по неким довольно важным объектам. Логично сделать вывод, что так было и теперь. В противном случае долбежка пустырей, сараев и навесов в таком количестве — дороговатая цена за психологическое воздействие на ХАМАС и жителей Газы.

Кстати, за время, прошедшее с »Несокрушимого утеса», ХАМАС возвел в непосредственной близости от забора с Израилем немало насыпей и наблюдательных пунктов, а также проложил дороги, по которым удобно передвигаться на автомобилях. Правда, большой опасности для Израиля эти сооружения не представляют, т.к. в случае крупномасштабных действий не могут считаться серьезными укреплениями. Однако в промежутках между войнами они дают террористам определенные плюсы. Как раз такие НП периодически подвергаются обстрелам из танковых орудий в ответ на разного рода поползновения. В значительной степени все эти сооружения призваны сделать более эффективным контроль ХАМАСа над собственным пограничьем в его постоянном противостоянии с салафитскими группировками.

Примечательно, что хотя на момент сдачи этого выпуска газеты в печать никто не взял на себя ответственность за обстрел, косвенным образом это все-таки произошло: одна из мелких группировок выпустила листовку, в которой ХАМАС обвиняется в пытках заключенных-салафитов. В прошлом, »по совпадению», такие обвинения озвучивались как раз после осуществления обстрелов, иногда сопровождавшихся взятием прямой ответственности.

Как уже не раз говорилось, и Израиль, и ХАМАС усиленно готовятся к очередной эскалации, при этом не желая таковой. Если быть реалистом, следующее крупномасштабное столкновение является лишь делом времени. Вопрос, сколько его осталось…

* * *

Тем временем, относительно незаметным оказался тот факт, что в последнее время отношения ХАМАСа и Египта несколько улучшились, и стороны усиленно поддерживают контакты на высоком уровне. Еще во второй половине января, после 4-месячного турне за границей, в Газу вернулся хамасовский премьер Исмаил Хания. До этого у него и члена политбюро движения Мусы Абу-Марзука, также приехавшего в Каир, состоялось несколько, как было сказано, »очень плодотворных встреч» с высокопоставленными египетскими чиновниками. Абу-Марзук в интервью газете »Аль-Ахрам» сказал, что »страница разногласий перевернута, и мы не намерены предоставлять убежище различным элементам, угрожающим безопасности Египта». Кроме того, представитель ХАМАСа подчеркнул, что, между обеими сторонами »возникла новая атмосфера и установились новые отношения».

Следом в Египет отправилась уже делегация силовых структур ХАМАСа во главе с заместителем министра внутренних дел Газы Тауфиком Абу-Наимом.

Краеугольной проблемой в отношениях ХАМАСа с Каиром, кроме идеологической близости организации с »Братьями-мусульманами», является ее сотрудничество с синайским филиалом ИГ и другими тамошними салафитскими группировками, ведущими активную вооруженную борьбу с Египтом. Взаимная заинтересованность синайского ИГ и ХАМАСа очень высока, несмотря на немалые »но». Первым необходим своего рода тыл, где можно лечить раненых, отдыхать и получать пополнение, в том числе и за счет дезертиров из того же ХАМАСа. Ну а последним как воздух необходима контрабанда оружия, и продукции гражданского назначения. При этом на фигуральном контрабандном »кране», на Синае, сидят именно ИГовцы. В связи с заявлениями ХАМАСа об улучшении отношений с Каиром и обязательствах не принимать »враждебные Египту элементы», интересно будет наблюдать, как изменится поведение трех сторон этого весьма специфического треугольника, а в первую очередь, ХАМАСа и египетских властей.

Давид Шарп

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика