Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Борьба за душу российской оппозиции

Борьба за душу российской оппозиции

В связи с усилением националистического рвения перед оппонентами Владимира Путина встают некоторые серьезные проблемы.

Борьба за душу российской оппозиции В этом месяце российское оппозиционное движение отпраздновало примечательное достижение. Антикоррупционный блогер Алексей Навальный выступил против Кремля в борьбе за руководство самым важным городом России и одержал в этой гонке «нравственную победу», как считают многие.

8 сентября москвичи отправились на избирательные участки, чтобы выбрать нового мэра. Им предстояло сделать выбор между Навальным и действующим градоначальником Сергеем Собяниным, которому отдал предпочтение президент Владимир Путин. При обычных обстоятельствах голосование было бы излишним. В этом перевернутом мире российской «управляемой демократии» результаты выборов обычно определяет путинская печать одобрения. Если вы прокремлевский кандидат, вам фактически гарантировано бесплатное и полномасштабное освещение в СМИ, большие деньги проправительственных магнатов, услужливая помощь со стороны управленцев и директоров предприятий, которые указывают своим подчиненным, как надо голосовать. Если ваш оппонент начнет вам чрезмерно досаждать, на него (или на нее) может обратить свой неблагожелательный взор полиция. Но хотя голосование и является  фарсом, именно оно закрепляет результат.

Самого Навального недавно осудили за хищения в ходе процесса, который большинство  непредвзятых наблюдателей назвали политическим фарсом – а затем освободили по апелляции, чтобы он мог принять участие в гонке за кресло мэра. Наверное, Кремль поступил таким образом, полагая, что Навальный наберет мало, но достаточно голосов для того, чтобы этот фарс больше походил на настоящие выборы. Если так, то он допустил колоссальный просчет. Проведя убедительную кампанию при помощи многочисленных добровольцев, которые пешком обходили квартал за кварталом и стучали во все двери, Навальный сумел набрать 27% голосов, едва не выйдя во второй тур. Но этого не должно было и не могло произойти. «Я знаю, что треть московских избирателей проголосовала за нас, и я знаю, что это победа, — объявил Навальный после выборов на митинге. – В России родилась крупная оппозиция, подлинное политическое движение».

Прав ли он? Действительно ли это рождение жизнеспособного противовеса путинской политической машине? Это было бы великолепно. Если России что-то и нужно, то это серьезная оппозиция, которая может предложить действующему авторитарному режиму реальное политическое соперничество. Но у нее на пути по-прежнему множество проблем. Нынешнее антипутинское движение остается раздробленным, представляя собой ошеломляющее разнообразие постоянно меняющихся (и препирающихся между собой) мелких партий с ничтожным финансированием и слабой организацией. Всего несколько дней тому назад из сформированного в прошлом году во время крупных демонстраций оппозиционного альянса вышли некоторые ключевые фигуры, что по сути дела стало началом конца самого серьезного за последние годы скоординированного вызова Кремлю. Несмотря на внушительные митинги, которые демократам удалось провести в ряде крупных городов, в целом основная масса россиян весьма прохладно относится к либеральным идеям.

Но это вопросы тактики. Реальная проблема заключается в стратегии. За что в конечном итоге выступает оппозиция? Какого рода политическую альтернативу она предлагает?

Большая часть западных средств массовой информации, рассказывая о российском оппозиционном движении, обычно сосредоточивает свое внимание на активистах, приверженных западной модели развития, в основе которой лежит подлинная парламентская демократия, гражданские свободы и рыночная экономика. Но в составе антипутинского движения также имеется множество все более громких националистических организаций, которые далеко не всегда придерживаются либеральных взглядов. Они эксплуатируют растущую тревогу и возмущение простых россиян по поводу расовых и этнических проблем. Короче говоря, «оппозиция» отнюдь не всегда имеет приставку «либеральная».

Одна из проблем это наплыв иммигрантов из обнищавших стран бывшего СССР (особенно из Средней Азии). Россия сегодня занимает второе место в мире по количеству мигрантов, отставая только от США. Согласно имеющимся оценкам, сегодня в стране нелегально проживают 3,65 миллиона иностранцев, чему способствует несовершенная иммиграционная политика России и недобросовестные бизнесмены, стремящиеся эксплуатировать дешевую рабочую силу. Власти Москвы недавно провели серию рейдов и репрессивных действий против мигрантов, вызвав волну критики со стороны  правозащитных организаций. В какой-то момент городская администрация даже заперла в палаточном городке на окраине столицы примерно 1500 задержанных.

Продолжающееся насилие на неспокойном юге России (особенно в республиках Дагестан и Чечня, где большинство населения — мусульмане) также усиливает напряженность. В июле вспыхнули беспорядки в южном российском городе Пугачеве, когда юноша-чеченец в ходе драки ударил ножом русского, который потом скончался. Такие инциденты происходят все чаще – и группировки русских националистов, стремящиеся изобличить снисходительность властей к этим проявлениям и атмосферу вседозволенности, все решительнее и активнее предают данные факты огласке.

По мнению Навального, эти трудности создают удачную возможность для оппозиции. Он полагает, что критики Путина должны энергично осуждать власть за ее неспособность решить проблему иммиграции. И он безо всякого стеснения предлагает свои способы. Во время предвыборной кампании Навальный неоднократно возлагал на иммигрантов всю вину за наиболее жестокие преступления, совершаемые в России (хотя фактических оснований для таких заявлений, похоже, нет). «Для меня это не просто цифра, — сказал он в одной из своих речей. – Для меня это означает одну простую вещь: что женщины в моем доме боятся вечером выходить на улицу».

Это не очень удивляет тех, кто следит за политической карьерой Навального. Он участвовал в мероприятиях «Русского марша», организуемых националистическими группировками, занимающими открыто ксенофобские позиции. Эти факты из его биографии вызывают большие сомнения и подозрения у многих членов антипутинского лагеря. Навального также обвиняют в клеветнических обвинениях в адрес иностранцев. Однако он даже не пытается оправдываться и по-прежнему придерживается  своих убеждений, говоря о том, что оппозиция должна заниматься вопросами национальной идентичности. Вот интервью, которое он дал два года назад (перевод с русского мой):

Я считаю, что нам не следует относиться к этой теме как к табу. Неудачи нашего либерального демократического движения связаны с представлениями о том, будто существуют некоторые темы, обсуждать которые слишком опасно, например, проблема этнических конфликтов. Однако это вполне реальная проблема. Нам необходимо признать, что мигранты, включая выходцев с Кавказа, часто приезжают в Россию со своими собственными, довольно своеобразными ценностями… Например, женщин в Чечне, которые ходят без головных платков, обстреливают из пейнтбольных ружей, а потом  [чеченский руководитель] Рамзан Кадыров говорит: «Отлично, парни, вы настоящие сыны чеченского народа!» А затем эти чеченцы приезжают в Москву. А у меня здесь жена и дочь.

Должен сказать, что я не считаю Навального каким-то правым экстремистом, хотя таких в России сегодня много. Скорее, его можно назвать консервативным популистом. Такие его позиции вкупе с решительной борьбой против коррупции находят мощный отклик среди населения, которое отвергает радикальные перемены. Добавьте к этому его несомненную харизматичность – и вы получите фигуру, которая обладает уникальным набором качеств для того, чтобы бросить вызов Кремлю.  (Безусловно, пока непонятно, насколько долго Путин готов мириться с растущей силой Навального. И никто не ждет, что власти облегчат жизнь остальной оппозиции.)

Но даже если власть решила дать ему некоторые послабления, в позиции Навального есть очевидные риски. Политолог из Московского центра Карнеги Лилия Шевцова  отмечает, что Навальному пока удается преодолевать политический раскол внутри оппозиционного движения. «Это первый лидер молодого поколения, пытающийся апеллировать ко всем группам. Но рано или поздно ему придется выбирать свою идеологию. Ему придется решать, либерал он или национал-популист. А это очень важный выбор, причем не только для Навального, но и для всей оппозиции».

Я думаю, она права. Иммиграция и сложности мультикультурного общества ставят трудные вопросы даже перед устоявшимися демократиями. Для России, которая во многом еще занимается поисками своей устойчивой и постоянной постсоветской самоидентификации, задача эта еще сложнее. Навальный прав, когда говорит, что либералы не должны уклоняться от этих опасных вопросов, но его зачастую демагогические высказывания не дают никаких реальных решений проблем. Он своими заявлениями лишь усиливает противоречия, а не устраняет их. Для начала можно было бы дать определение «русскости» через гражданство, а не через этническую принадлежность, а также предложить ясные и всесторонние иммиграционные реформы, основанные на таком определении. Поступать иначе, особенно в таком разнородном обществе как российское, значит играть с огнем.

 

Кристиан Кэрил
inosmi.ru

.
.
.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика