Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Бомба из архива

Бомба из архива

Выкрав полтонны документов об иранской ядерной программе, Израиль открыто заявил, что готов остановить экспансию Тегерана собственными силами. И они у него есть.

Первомайский праздник в Израиле, где до сих пор в этот день пионеры маршируют в красных галстуках с красными знаменами под барабанную дробь (правда, надо знать места), был испорчен напрочь совершенно иным событием.

Накануне вечером премьер-министр Биньямин Нетаньяху выступил с экстренным обращением к общественности (скорее не к своей, а к мировой — начал на английском) в своем офисе на центральной военной базе в Тель-Авиве. Там он представил — по всем правилам публичной презентации: со стендами, слайдами, видеовставками, последовательным срыванием покрывал, — секретный архив иранского проекта по производству ядерного оружия.

Полтонны доказательств

Этот тщательно охраняемый архив, о существовании и местонахождении которого знали, по словам Нетаньяху, всего несколько человек в Иране, израильские разведчики выкрали в Тегеране и доставили в Израиль. Сто с лишним тысяч документов: половина — в канцелярских папках, вторая — на CD-дисках, общим весом в полтонны. Речь идет не о копиях. Все — оригиналы, подлинники.

Вывезли, как сейчас сообщают, за одну ночь. А наутро иранцы проснулись и обнаружили, что их архив с полной и подробной картиной разработки отечественного ядерного оружия — схемами, графиками, чертежами, съемками испытаний, приказами, отчетами и планами — большей частью уже тю-тю. И вечером 30 апреля узнали, что он теперь у израильтян. Кто застрелился, кого повесили или еще повесят после пыток — чужая печаль.

По оценке Нетаньяху, это одна из самых успешных операций Моссада за все время его существования. Комментаторы утверждают, что и в мировой истории шпионажа такого не было.

Обычно о тайных разведывательных операциях узнают по провалам. Здесь — совсем другое: очевидный успех — и о нем объявляют публично. Поступить против правил могли заставить лишь некие особые обстоятельства. Какие?

Самую очевидную версию — что добытые документы раскрыли некие сенсационные сведения об иранской ядерной программе, — надо исключить сразу же. Материалы архива (по крайней мере те, что обнародованы) — пятнадцатилетней давности. Да, они однозначно доказывают, что Иран разрабатывал и готовился к производству ядерного оружия. Но это типичный секрет Полишинеля. Кто ж не знал, что Иран делал бомбу?

Но одно дело знать на основе неких сведений той или иной степени достоверности. Другое — получить тому однозначные свидетельства, из первоисточника, в оригинале. Теперь это факт, в котором, во-первых, невозможно сомневаться, а во-вторых, его невозможно игнорировать. Это и есть самое главное.

Согласованное лицемерие

О том, что цель иранской ядерной программы — создание бомбы, а отнюдь не медицинских изотопов и атомной энергетики, в чем заверяли и продолжают заверять власти ИРИ, знали все ведущие разведки мира по крайней мере с начала 2000-х годов, а израильская, американская и, скорее и вернее всего, российская — еще раньше.

Но в канун подготовки ядерной сделки «шестерки» (пять стран — постоянных членов СБ ООН плюс Германия) с Ираном, инициированной Обамой и госсекретарем Керри, желание ее заключить было столь велико, что участники соглашения мучительно искали, как устранить непреодолимое препятствие в виде объективных фактов. И нашли: признать их условно несуществующими.

Иранцы заверяют, что не станут разрабатывать ядерное оружие и даже не собирались этого делать? Давайте им условно поверим! Пусть пообещают закрыть часть ядерного проекта, которая может привести к созданию бомбы. Мы — в лице МАГАТЭ — будем их контролировать в течение 20 лет — и все будут довольны.

Когда одна сторона сделки готова заключить ее любой ценой, другая эту любую цену может истребовать. Никто не стал заморачиваться тем, что будет после истечении 20 лет. Что будет в течение их. Что процедура международного контроля, обусловленная иранцами, во многом сводит его на нет: об инспекциях надо предупреждать за 24 дня, на некоторые объекты они вообще не допускаются. Что сделка не предусматривает ограничения Ирана в разработке его ракетной программы. Хотя уже тогда было известно, что доставка — самое проблемное место его ядерных разработок. И само собой, ни слова о запрете Ирану спонсировать исламский террор, на что пойдут несметные средства, полученные режимом аятолл от снятия санкций.

Все, что мешает — за скобки. Все, что помогает — в строку.

Широко муссировалось, например, заявление духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи о том, что обладание и применение ядерного оружия противоречит исламу, что он издал по этому поводу соответствующую фетву (религиозное постановление). Израильские специалисты по исламу пытались найти намек на это в Коране — не нашли. Стали искать фетву Хаменеи — тоже безуспешно. Но цитирование этого фейка продолжается до сих пор.

Администрация Обамы слила в прессу заключение американской разведки, что Иран уже давно закрыл свою оружейную ядерную программу — еще в 2003 году. Когда я интервьюировал по этому поводу высокопоставленных израильских разведчиков, они деликатно улыбались и осторожно «сочувствовали» американским коллегам, вынужденным публично «ошибаться».

Те не то чтобы лгали, но сообщали половину правды (что, правда, тоже ложь). Когда в 2003-м началась вторая война в Заливе против Саддама Хусейна (вспомним: в качестве повода для нее — как потом оказалось ошибочного — выбрали возможное наличие у иракского диктатора ядерного оружия), в Тегеране опасались, что американцы не ограничатся Ираком — и продолжат зачистку от ядерной угрозы в Иране. И спешно свернули проект. А потом, убедившись, что гроза до них не дошла, возобновили. Когда мировая пресса активно ссылалась на давно закрытый проект, в Иране вовсю крутились центрифуги для обогащения урана до оружейного уровня.

В такой обстановке согласованного лицемерия и вопреки отчаянным протестам Израиля, острому недовольству суннитских арабских стран была в 2015 году заключена «ядерная сделка» с Ираном.

Что и требовалось показать

Дальнейшее развивалось в точности по сценарию израильтян, для которого, впрочем, не требовалось пророческих способностей. Происходило то, что и должно было произойти.

Иран после заключения соглашения с «шестеркой» и частичной отмены санкций воспрял, избавившись от угрозы уже близкого экономического коллапса, пополнил казну — и многократно увеличил усилия по установлении своей гегемонии в регионе.

Это его стараниями пылает Ближний Восток. Ситуация в Ираке, Сирии, Йемене, Ливане под его контролем. К «Хезболле», давнему иранскому сателлиту, добавились шиитские ополчения, собранные со всех окрестных стран и дислоцированные в Сирии, ХАМАС и «Исламский джихад» в Газе — все они существуют и воюют на иранские деньги, иранским оружием, по приказам из Ирана, их обучают иранские советники в иранских лагерях, а войска иранской гвардии — Корпуса стражей исламской революции (КСИР) — участвуют в боевых действиях непосредственно.

Эта экспансия стратегическая. Иран подминает под себя регион всерьез и надолго. С прекращением гражданской войны в Сирии (если это когда-нибудь произойдет) иранцы оттуда не уйдут — по крайней мере не собираются. Они создают долговременные военные базы на сирийской территории и в Ливане, вынашивают планы сооружения порта и базы ВМФ, строят собственную инфраструктуру, включающую заводы по производству высокоточных ракет средней дальности — Израиль слишком настойчиво пресекает поставки ракет воздушными ударами, так что удобнее производить их на месте.

Израиль пытался договориться с Россией, чтобы она урезонила своего союзника по сирийской войне, но, судя по всему, тщетно. Надеялся на помощь США (самоустранение Америки при Обаме от действенного участия в сирийском конфликте здесь воспринимают одной из главных причин усиления Ирана), но и президент Трамп заявил о намерении вывести свои войска из этой клоаки.

Убедившись, что он остается со своим главным врагом один на один, Израиль открыто заявил, что будет избавляться от иранского присутствия в Сирии собственными силами. Они у него есть.

В начале нынешней недели «неизвестные» самолеты (по сведениям из американских источников — израильские) произвели уже второй налет на сирийскую базу ВВС, где расположены подразделения КСИР. Удар был такой силы, что сейсмические станции зафиксировали землетрясение в 2,5 балла. Говорят о применении противобункерных бомб, взорван склад с 200 ракетами повышенной мощности, погибло несколько десятков иранцев.

Иран, как и после предыдущего подобного налета, где тоже погибли его военные (в их числе командир подразделения беспилотников КСИР), пообещал жестокий ответ. Военные обозреватели скептически относятся к возможностям Ирана в противостоянии ЦАХАЛу. А политические ждут новой региональной войны — между Израилем и Ираном в Сирии.

Несмотря на очевидное военное преимущество и неизбежность решающего столкновения в будущем, Израиль не заинтересован в войне сейчас. Даже если Асад не решится открывать свой фронт с Израилем, у «Хезболлы» свой арсенал ракет, каким располагают всего несколько стран в мире. И при всем нежелании ввязываться в новую войну с «сионистским врагом», иранские хозяева могут ее вынудить. Это нанесет значительный ущерб израильскому тылу.

Израильтянам было бы достаточно нейтрализовывать прямую иранскую угрозу точечными налетами — разве что большей силы и частоты. Но у них, как всегда, связаны руки мировым сообществом.

Мир не особо волнуют тревоги Израиля по поводу Ирана. Иранская угроза воспринимается мировым сообществом только одна — ядерная, которая, по его намеренно близорукому мнению, купирована сделкой с Ираном.

И тут мы возвращаемся к тому, с чего начали.

Пас Трампу и саечка Ирану

На всем Западе нашелся только один лидер, не питающий иллюзий по поводу этой сделки. Дональд Трамп еще во время предвыборной кампании называл ее ужасной, самой глупой сделкой, когда-либо заключенной США, обещал ее отменить, когда станет президентом.

Войдя в Белый дом, он понял, что это не так-то просто. Есть юридические, политические и стратегические причины, затрудняющие выполнение обещания. Трамп, однако, не отказался от своего намерения. Он продолжает утверждать, что США либо выйдут из соглашения с Ираном, либо потребуют ее откорректировать — в частности, расширить ограничения и на ракетную программу ИРИ. Президент заявил, что объявит о своем решении 12 мая.

Каким оно будет — неизвестно пока никому (по крайней мере никто не признается). Зная, какое возмущение вызывают и менее глобальные политические шаги Трампа, можно предположить, что это — если оно будет за пересмотр или выход из соглашения с Ираном, — вызовет в США общественную бурю. При всей его крутости он не может не учитывать такую реакцию американского общественного мнения.

Вот для чего, по всей вероятности, Израиль послал своих агентов на рискованную операцию по добыче иранского ядерного досье. Вот почему Нетаньяху презентовал их добычу с такой помпой и так по-американски зрелищно.

Последнее — не для Трампа. Тот с содержанием документов и дополнением к ним из других источников Моссада ознакомился давно. Архив выкрали в конце январе, а уже в начале февраля глава Моссада Йоси Коэн по прозвищу Красавчик повез свою ценную добычу в Вашингтон.

На днях в Израиле побывал новый госсекретарь Майк Помпео, недавний глава ЦРУ. А министр обороны Израиля Авигдор Либерман только на этой неделе вернулся из США, где встречался со своим коллегой, генералом Джеймсом Мэттисом по кличке Бешеный пес, и новым советником президента по национальной безопасности Джоном Болтоном, который еще в бытность свою представителем США в ООН и после отставки настаивал на уничтожении ядерных объектов Ирана и жестко критиковал Обаму за «ядерную сделку».

ализации противника. Если Израиль в состоянии проникнуть в святая святых сверхсекретного ядерного проекта, каковы же его возможности в сферах, где преимущества ЦАХАЛа очевидны? Им придется трижды подумать, прежде чем провоцировать «сионистского врага» на прямое столкновение.

Это тоже стоит яркой презентации. Она воздействует не только на американское общественное мнение, но и на иранское руководство. И возможно, предотвратит открытую войну.

На кого она впечатления, вероятно, не произведет — на европейских участников сделки. Французы уже заявили, что добытые израильтянами свидетельства лишь подтверждают необходимость соглашения с Ираном. Нетаньяху пообещал ознакомить с ядерным досье лидеров западных стран и договорился о встрече с Путиным. Вряд ли он рассчитывает переубедить их. Скорее всего это дань вежливости для развязывания рук: мол, мы же вас предупреждали, а теперь как-нибудь сами.

Израиль выбрал тактику не задабривать противника, а побеждать его. Победная операция Моссада — в рамках этой тактики. Если Трамп примет решение расторгнуть сделку — это будет и дипломатическая победа. Военной достичь, конечно, труднее и дороже. Но она понятнее.

Владимир Бейдер, Иерусалим
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика