Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Божья роса

Божья роса

Как покончить с «карательной социологией»

23q4eyrhdf

Вот у меня такой вопрос: можно ли представить Павла Глобу в качестве участника какого-нибудь форума астрономов или члена, например, Российского астрономо-геодезического общества (АГО)?

А академика Анатолия Фоменко, выступающего на секции истории РАН с докладом о «новой хронологии»?

Можно еще пригласить какую-нибудь бабку Аграфену, заговаривающую от всех болезней, на трибуну секции медицины РАН.

Все эти замечательные события в российской академической жизни не являются чем-то несбыточным. Вот, например, в такой науке, как социология, они происходят почти каждый день.

Да-да, социология — это наука. Такая же, как астрономия и медицина. Есть международная социологическая ассоциация (ISA), куда входит Российское общество социологов. Еще есть ВЦИОМ — наиболее известная социологическая организация в России, которую возглавляет Валерий Федоров, который от имени социологии (которая, как мы только что договорились, — это наука), делает всевозможные заявления, прогнозы и предсказания.

Вот совсем недавно пришел Федоров к крымчанам, когда они встречали Новый год, и между третьим и четвертым бокалом шампанского стал приставать с вопросом: согласны ли они жить в России без света или готовы вернуться в Украину, если она включит в Крыму свет.

Поскольку в Крыму было темно, никто никогда не узнает, что и как ответили Федорову крымчане. Но Федоров в темноте прекрасно ориентируется, поэтому, выйдя на свет, объявил всему миру: «свыше 90% жителей Крыма готовы терпеть холод и тьму, лишь бы эти холод и тьма были российскими».

Прошла неделя и никакой реакции. Небо не упало на землю. Никто ни из ISA, ни из Российского общества социологов не вскочил и не закричал: «Да что ж это делается! Это почему же такое б@@@ство в нашей науке творится! Вон из профессии!». Понимаю, там люди воспитанные, но могли бы те же мысли другими словами высказать, например, намекнуть деликатно: «Не могли бы Вы, уважаемый г-н Федоров, больше никогда не называть себя социологом? А мы, со своей стороны, обязуемся впредь никогда более не обращать внимания на Ваши выкрутасы, поскольку оные не имеют к социологии, а равно и к любой иной науке ни малейшего отношения».

Скажу по секрету, меня больше удивила бы реакция научного сообщества, чем ее отсутствие. Поскольку с сентября 2003 года, то есть с момента, когда Валерий Федоров был «брошен на социологию» и стал генеральным директором ВЦИОМ, вся его деятельность была сплошной дискредитацией социологической науки.

Примеров тому можно привести столько, что хватило бы на монографию. Приведу лишь один, весьма характерный. 2013-й год накануне выборов мэра Москвы. Газета «Тверская, 13» от 17.08.2013. В публикации «Лидер по делам, а не по должности» говорится об исследовании ВЦИОМ, посвященном предстоящим выборам, и приводится комментарий Федорова, который называется «Как «отъесть» рейтинг?».

Главный вывод «социолога» Федорова: «За три недели до выборов тот же Алексей Навальный вряд ли наберет больше 13%». Далее «социолог» объясняет, что Навальный будет делать ставку на скандал, чтобы потом обвинить власть в том, что у него украли победу. Но, уверяет Федоров, «никакие скандалы и информационные поводы за оставшееся до 8 сентября время  рейтинг Навального не поднимут».

Прогноз ВЦИОМ:
Явка – 48%
Собянин – 67,4%
Навальный – 13%

Результаты выборов 8.09.2013:
Явка – 32,03%
Собянин – 51,37%
Навальный – 27,24%

Это были, возможно, самые честные выборы путинского правления. Нет, Чуров, конечно, украл у москвичей и Навального второй тур. Чуров не может не украсть, не такой он человек, сами понимаете. Но украл небывалую малость — приписал Собянину пару процентов, чтобы избежать второго тура. По сравнению с думскими и президентскими выборами, в которых ЦИК перекраивал туда-сюда от 15 до 30 процентов голосов, это был аттракцион беспримерной честности. Так что к Чурову вообще никаких претензий. В отличие от Федорова.

«Ошибки» в трех главных цифрах: по Навальному – более чем в 2 раза, по явке – в полтора раза, по Собянину – в 1,3 раза.

Погрешность — это когда 3-4%. Когда отклонение в разы и на 15-20% — это не погрешность и не ошибка. Тут другое. Социологическая общественность глотала все нулевые годы поразительные (с точностью до одного процента) совпадения электоральных опросов с результатами Чурова, с его 100%-ми «голосованиями» на Северном Кавказе и в Поволжье за партию власти и за Путина. Самые лояльные к власти эксперты оценивали фальсификации и приписки в 12-15%. А социологи, и не только ВЦИОМ, но и ФОМ с Левадой-центром с точностью до процента совпадают с Чуровым.

Нельзя сказать, что не было попыток объясниться. В середине нулевых такую попытку предприняли автор этих строк совместно с Георгием Сатаровым и Дмитрием Орешкиным. Предъявили все цифры, данные наблюдателей. Объяснение «социологов» было потрясающим. Оказывается, когда они делают свои итоговые отчеты, то вносят поправки, исходя из того, что они называют «административным ресурсом». Причем, «коэффициент фальсификаций» определяют на основе предыдущих выборов.

Выступая на том обсуждении десятилетней давности я сказал, что это означает, что они измеряют не состояние общественного мнения и не результаты выборов, а то, как посчитает Чуров, поэтому не проще ли сэкономить на исследованиях и просто позвонить Чурову. Ведь стоимость одного звонка меньше стоимости 1600 интервью с последующей обработкой? Видимо, перед мэрскими выборами 2013 года Федоров не дозвонился Чурову. Впрочем, возможно, и дозвонился, но после него Чурову позвонил кто-то еще… Главное, что все это не имеет никакого отношения к социологии, во всяком случае, к социологии электоральной.

В любой науке бывают ошибки. В электоральной социологии одна из самых впечатляющих ошибок получила название «фиаско-1948», когда три опытнейших американских исследователя — Джордж Гэллап, Арчибальд Кроссли и Элмо Роупер — ошиблись, предсказав поражение Трумэна на выборах 1948 года. Масштаб бедствия, который вызвал серьезнейший кризис и не менее серьезные обсуждения в сообществе социологов, составлял 4,7%. Именно таково было различие между прогнозом социологов и процентом электората, проголосовавшего за Трумэна.

Научное сообщество отреагировало на «фиаско-1948» так: через 8 дней после президентских выборов Американская ассоциация исследователей общественного мнения создает представительный Комитет по анализу предвыборных опросов и прогнозам. «Большая тройка» заявила, что готова сотрудничать с комитетом и дать всю необходимую информацию. Было немного похоже на действия комиссии Конгресса США, расследующей действия исполнительной власти.

Не буду останавливаться на деталях, скажу лишь, что Комитет выявил целый ряд конкретных причин «фиаско-1948». Они касались ошибок в методике опросов и в методах прогнозирования.

«Фиаско-1948» стало вызовом, на который американское социологическое сообщество отвечало довольно долго. Через 4 месяца после выборов на конференции, организованной Университетом Айовы, Арчибальд Кроссли сказал: «Я не думаю, что мы ответим на этот вызов до конца жизни». Гэллап смотрел на эту проблему как на проблему завышенных ожиданий общества по отношению к социологам: «мы подвели людей к представлению о том, что мы можем ходить по воде. Но мы сами не знали об этом…».

Важнейшим итогом этой беспримерной коллективной рефлексии научного сообщества на то, что оно само восприняло как свою внутреннюю проблему, стало формирование профессиональной этики исследователей и стандарта на публикацию итогов опросов. В 1969 году был создан Национальный совет по опросам общественного мнения… Доверие к социологии в конечном итоге удалось вернуть.

Советская власть широко использовала «карательную психиатрию». Это когда здоровых, но критически мыслящих людей принудительно отправляли в специальные лечебницы, где условия содержания и специального «лечения» превращали жизнь узников в ад. Психиатры из института Сербского были для диссидентов порой страшнее гебистских оперов и лагерных вертухаев.

Всемирная психиатрическая ассоциация на протяжении ряда лет вела борьбу с карательной психиатрией в СССР, неоднократно обличала ее на своих Конгрессах. И когда по каналам КГБ стало известно, что в 1983 году советских психиатров выкинут из ВПА пинком под зад, была дана команда Всесоюзному научному обществу невропатологов и психиатров СССР самим прекратить членство в ВПА. Назад они были приняты в 1989-м после того, как долго скреблись под дверью и дали гарантии, что будут себя вести хорошо.

В СССР социология не использовалась для политических злоупотреблений. Хватало истмата, «Краткого курса» и КГБ. Сегодня «федоровская социология» работает рука об руку с «чуровскими выборами». «Карательная социология» в современной России — это не менее противоестественное явление, чем «карательная психиатрия» в СССР.

Внутренних ресурсов для борьбы с этим злом не было у советских психиатров, нет их и у российских социологов. Было бы правильно приостановить членство Российского общества социологов в ISA. Пока не исправятся и не научатся использовать науку по назначению, а не для обмана соотечественников.

Игорь Яковенко
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика