Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Барон Мюнхаузен живет в Киеве

Барон Мюнхаузен живет в Киеве

В начале 90-х самолёты Ан-124 «Руслан», принадлежавшие ОКБ им. О.К. Антонова были задействованы в ответственейшей операции по доставке в Украину валюты нового образца – так называемых купоно-карбованцев, изготовление которых взяли на себя несколько европейских стран. Каждый такой рейс сопровождали бойцы отряда специального назначения. Вот что написал об одном из этих рейсов в газете «Сегодня» генерал-лейтенант Службы безопасности Украины Василий Крутов:

«Я, тогда ещё подполковник, советник главы СБУ по борьбе с терроризмом, был назначен руководителем группы специального назначения, обеспечивающей операцию «Щит Украины»…

В рейсы на «Руслане» я брал с собой ещё девятерых спецназовцев, они в полёте размещались в хвосте самолёта с обслуживающим персоналом. А я находился в небольшом салоне рядом с кабиной пилотов, чтобы в случае чего быстро принимать решения. А такая необходимость порой возникала. Однажды, только мы взлетели из аэропорта имени Шарля де Голля и набирали высоту, на отметке 4000 метров в самолёт ударил какой-то предмет! И переднее стекло кабины пилотов продавило вовнутрь! Если бы его выбило вообще, мы бы тут же рухнули. Представьте: 100 тонн груза плюс 120 тонн горючего, да масса самого «Руслана».

Об экстремальной ситуации меня информировал командир корабля. Провёл в кабину пилотов, и я увидел: стекло будто кто-то гигантской рукой вдавил в середину, оно покрылось трещинами. Казалось, ещё мгновение, и рассыплется. А разгерметизация – смертельна! Стали совещаться, что делать. Лучше всего было бы сесть обратно, но надо выработать весь керосин, на это уйдёт несколько часов и неизвестно, что за это время произойдёт. Решили рискнуть и лететь домой. Чтобы хоть как-то обезопасить экипаж, забаррикадировали чем придется место первого пилота. А чтобы уменьшить давление на стекло, пошли на частичную разгерметизацию, а также поднялись повыше. Давление в салоне упало, стало трудно дышать. Все три кислородные маски (больше не было) отдали пилотам. Хуже всего пришлось летевшему с нами французскому бизнесмену, весьма тучному да ещё и под хмельком. Возился я с ним весь полёт, успокаивал, а также весьма ощутимо бил по щекам, чтобы не потерял сознание – это было бы гибельно. Даже мне, много лет занимавшемуся йогой, было тяжко. Особенно, когда перелетали Альпы и поднялись ещё выше. Итого в воздухе в таком состоянии мы пробыли около 4-х часов, показавшихся днями. Сели в Борисполе, причём сажали оба пилота одновременно с места второго пилота, а я помогал с реверсом. Француз, бедняга, пулей выскочил из самолёта, упал на заснеженную землю, стал её целовать. Я его поднял, а у него всё лицо в синяках, видно мои пощёчины оказались для него ощутимы…».

После прочтения этого бреда у меня возникло естественное желание каким-то образом отреагировать. Я написал письмо и отправил его на имя тогдашнего руководителя СБУ Валентина Наливайченко. Вот его содержание:

Уважаемый Валентин Александрович!

СБУ могло бы гордиться генералом Василием Васильевичем Крутовым, подробно описавшем в газете «Сегодня» (№ 262 от 26.11.2009 г.) свои героические потуги по спасению самолёта «Руслан» и бесценного груза – 100 тонн купоно-карбованцев, перевозимых из Франции в Украину, да только читателей, мало-мальски разбирающихся в авиации, обуревает чувство недоумения и досады за автора, сочинившего подобные несуразицы и за редакцию, опубликовавшую их в своей газете.

Из всего, что живописал генерал Крутов, правдой является только то, что в том полёте действительно произошло растрескивание поверхностного слоя лобового стекла, поэтому командир принял решение: на всякий случай, для уменьшения нагрузки на стекло, незначительно понизить избыточное давление воздуха в кабине и уменьшить скорость полёта.

Но, во-первых: «высота» в кабине после этого не превышала 3000 метров и экипаж даже не пользовался кислородными масками. А товарищ генерал (в то время подполковник) напрасно хлестал бедного попутчика по щекам, приводя его в чувство, так как, вопреки утверждению, что в кабине оказалось всего три кислородные маски, которые они, жертвуя собой, отдали экипажу, даже дети знают – на любом самолёте, летающем достаточно высоко, этими масками укомплектованы все места членов экипажа и пассажиров. Ан-124 в этом отношении не является исключением.

Во-вторых: лобовые стёкла пилотской кабины трёхслойные, из которых внутренний слой является силовым, имеющим запас прочности достаточный для того, чтобы при полёте на крейсерской скорости выдержать столкновение с крупной птицей. Другое дело, что в стёклах по разным причинам могут возникать локальные напряжения, вызывающие иногда растрескивание несилового внешнего слоя, что и произошло в том полёте. Такие явления случаются крайне редко, а главное – не несут никакой угрозы самолёту. Понятно, что из-за трещин через такое стекло ухудшается видимость, поэтому командир для выполнения посадки поменялся местами с правым пилотом.

Не могли с коллегами (в том числе и членами экипажа, выполнявшего тот рейс) без смеха читать, как баррикадировали чем придётся место командира и как оба лётчика сажали самолёт, находясь на месте правого (интересно, кто у кого сидел на коленях). И апофеоз – это как доблестный генерал отважно управлял реверсом двигателей на посадке. Видимо экипаж был в такой прострации, что вынужден был довериться «Крепкому орешку» отечественного разлива, по сравнению с которым Брюс Уиллис – просто щенок.

Для справки: Альпы находятся настолько далеко от воздушной трассы Париж – Киев, что повлиять на высоту полёта никак не могли.

Было предположение, что Василия Васильевича «подставили» журналисты, готовившие материал в печать, но редакция это категорически отвергла.

А целью моего обращения было – добиться, чтобы автор, кем бы он ни был, принёс извинения всем читателям газеты и трудовому коллективу ОКБ им. О.К. Антонова, поскольку эта тенденциозная статья, не имеющая ничего общего с реальностью и здравым смыслом, нанесла ущерб его деловой репутации.

Ответ был кратким и ёмким: «В интервью г-на Крутова В. В. изложена его личная точка зрения, как участника тех событий, что не является официальной позицией Службы безопасности Украины».

Интересно, какой медалькой наградили тогда нашего героя? Ведь не могли же оставить без внимания такой выдающийся подвиг его коллеги по ратному труду.

Заслуженный штурман-испытатель СССР
Олег Коршунов

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика