Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / «Арабская весна»: сезон победы исламистов

«Арабская весна»: сезон победы исламистов

Итоги года показывают, что в отсутствие идей у либералов и левых сил, исламистские партии стали единственной реальной силой на Ближнем Востоке

«Арабская весна»: сезон победы исламистов

Арабские революции приводят к власти исламистов, причем побеждают они на первых за долгие годы открытых и честных выборах. И началось это не сейчас, а еще в 2006 году, когда на парламентских выборах в палестинском секторе Газа победило Исламское движение сопротивления (ХАМАС). Однако только в этом году стали в полной мере очевидны последствия череды этих побед.

Что за процессы запускают революции? Это отчетливо видно на примере Египта.

Новая конституция страны, скорее всего, будет принята на этой неделе. Второй тур референдума, который в ряде районов страны пройдет 22 декабря, вряд ли изменит общую картину, сложившуюся после первого тура. Тогда чуть более 56% проголосовавших египтян высказались «за», явка тоже была неплохая, а имевшие место нарушения все-таки были вызваны скорее типичным восточным бардаком, нежели фальсификациями. Население Египта тем самым голосует за исламистов. Потому что это их проект конституции.

Нынешний президент Египта Мухаммад Мурси – это в недавнем прошлом один из лидеров организации «Братья-мусульмане». При прежнем президенте Хосни Мубараке он не раз сидел в тюрьме. Теперь они поменялись местами. Формально Мурси вышел из группировки, как только летом этого года стал президентом. Но в Египте никто не верит в то, что новый лидер разорвал все связи со своими соратниками.

И правильно не верят. Организация «Братья-мусульмане» построена по пирамидальному принципу жесткой иерархии, где главное слово остается за духовным лидером. К его мнению Мурси не может не прислушиваться. Да им и не о чем спорить, ведь это команда единомышленников.

Какую конституцию предлагает Египту Мурси? «Там есть пункты, вызывающие вопросы у тех, кто не хочет жить в теократическом государстве», — рассказал мне член президентского совета Египта, лидер либеральной партии «Завтра» Айман Нур. Он – один из авторов текста конституции. Он также был заместителем председателя комиссии по подготовке основного закона. Однако, столкнувшись с противодействием исламистов при работе, недавно вышел из нее.

Как ни странно, но, по его мнению, пункт о том, что шариат – источник права в Египте, один из самых невинных. Проблема в том, что исламисты настояли на пояснении к этому пункту. Речь идет об определенных нормах мусульманского права, принятых в суннитском направлении ислама.

Проправка принимается несмотря на то, что в 83-миллионном Египте проживают и шииты. Их, конечно, всего несколько тысяч, но они же тоже граждане страны. Пояснение к конституции идет вразрез с интересами и христиан, которых около 10%. Есть еще и немногочисленные атеисты. Поправка свидетельствует о том, что исламисты настроены серьезно. И если при Мубараке, несмотря на упоминание шариата в конституции, египетское государство сохраняло более-менее светский характер, то сейчас дело не столько в тексте основного закона, сколько в том, кто его трактует и кто находится у власти.

«Это ясный сигнал всем остальным. Тем, кто не хочет демократии, кто не желает жить под диктат исламистов. Мы не для того делали революцию, что заменить одну диктатуру другой. И мы будем бороться», — сказал мне по этому поводу египетский политолог Мазен Аббас. Он – египетский коммунист, ныне его партия называется социалистической. Одна из целей этой партии – достижение социальной справедливости. Исламисты хотят того же. Но методы и задачи у них совсем разные. Исламисты не скрывают, что собираются спасать общество путем построения религиозного государства.

Среди египетских мусульман есть салафиты, которые настроены еще более радикально, чем «Братья-мусульмане», и они открыто призывают создавать что-то вроде полиции нравов, как в Саудовской Аравии, или хотя бы добровольческих дружин для рейдов по магазинам и гостиницам. Один из лидеров этих радикалов, бывший кандидат в президенты Хазим Абу Исмаил уже, как рассказывают, по собственному почину проводил такие инспекции.

Следствием, как задумывается, должно стать изъятие запрещенных, в соответствии с исламом, товаров (алкоголя, свинины, порнографической продукции) или даже закрытие торговых точек. Раздаются и призывы запретить те политические партии и общественные движения, программы которых «не соответствуют» традициям и морали. Кто будет определять критерии, ясно: те, кто находятся у власти, а пока это исламисты.

О том, что все это ударит по туризму – одному из источников доходов в этой небогатой, но древней стране, мне не раз говорили египетские предприниматели. Они уже несут потери. А исламисты предлагают запретить иностранным туристам шорты, а туристкам – еще и мини-юбки, с бикини на пляжах тоже могут возникнуть проблемы.

«Братья-мусульмане» понимают издержки таких крайних мер. Они умеют считать деньги. До сих пор они сдерживали самых радикальных «бородачей». Но поскольку я общалась почти со всем руководством этой группировки, включая самого Мурси, то знаю: их мечта, а значит, и стратегическая цель – религиозное государство.

Египет, конечно, сейчас расколот почти надвое. Либералы и социалисты, многие беспартийные военные – против такого будущего. Бывшие кандидаты в президенты Мухаммад аль-Барадей и Амр Муса критикуют исламистов и их конституцию. Но обратим внимание: несмотря на их призывы бойкотировать референдум, народ-то все-таки пришел на участки!

Не удивительно, что тот же Айман Нур, в отличие от других либералов, предлагает не отказываться от сотрудничества с исламистами, не переходить в жесткую оппозицию к ним. А они сами, между прочим, тоже за создание коалиций, поскольку понимают всю глубину проблем нищей страны и не хотят брать на себя всю полноту ответственности за происходящее. Впрочем, другие революционеры считают, что «чем хуже – тем лучше», тем быстрее исламисты провалятся и откроют путь для обычного развития государства.

Но ни один из либералов сегодня в Египте не рискнет публично назвать себя «светским» политиком. И Муса, и аль-Барадей подчеркивают, что они – мусульмане, только более умеренные, чем «Братья», и гораздо более умеренные, чем салафиты.

Это и понятно. Иначе их политическое будущее обречено. Религиозные настроения сегодня популярны на всем Ближнем и Среднем Востоке. На фоне разрозненности либеральных движений и отсутствия внятных новых идей у левых сил только исламисты представляют собой реальную организованную силу. Это так в Тунисе, в Ливии, в Йемене. Так скоро будет в Сирии.

Приведут ли исламисты эти страны к процветанию? Сомнения на этот счет есть. Но пока это выяснится, уйдет время, а сейчас надо иметь в виду, что с таким нестабильным и религиозно чувствительным Ближним Востоком мы будем иметь дело ближайшие годы. А мы – это в том числе и Россия, то есть страна, где, по разным данным, сегодня проживает от 15 млн до 20 млн мусульман, доля которых в общем составе населения неуклонно увеличивается.

 

Елена Супонина
forbes.ru

 

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика