Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Арабская осень Евросоюза

Арабская осень Евросоюза

1540997910_dd04a385aeСовременное человечество столкнулось с двумя кризисными явлениями, двумя экзистенциальными проблемами, которые Евросоюз пока не знает, как решить. И прежде всего, это неравномерность развития человечества. Технологическая цивилизация и демократическое устройство общества, когда у населения есть реальные инструменты влияния на правительство и существует такое распределение национальных богатств, при котором не наблюдается резкой разницы между бедными и богатыми – это удел немногих стран.

А именно: европейские страны, англо-саксонские страны вне Европы – Канада, Австралия, Новая Зеландия, США, в Азии – Южная Корея, Япония, Израиль. Россия и Китай также являются технологическими странами, однако говорить о демократии и справедливом устройстве общества пока не приходится.

Остальные страны не сумели построить демократичное общество, не сумели создать развитые технологии. Это происходит не от того, что им кто-то мешает развиваться. Современная наука не в состоянии объяснить эту проблему.

Французский этнограф Клод ЛЕВИ-СТРОСС сказал: «XXI-й век будет веком гуманитарных наук – или же его не будет». Сейчас уже можно сказать, что XXI-й век не стал  веком гуманитарных наук.

У науки нет инструментария для решения ряда проблем, многие темы оказались табуированы из-за наследия нацизма или по другим причинам. Вопросы о биологической природе человека, о культурных и расовых различиях, о том, почему демократия не приживается в значительной части стран мира и т.д. оказались под запретом и не имеют решения на сегодняшний день.

Люди в ряде стран, как мы теперь видим, живут в зоне бедствия; они не способны наладить современную экономику и развитые технологии, в их обществе сильное имущественное неравенство, поэтому время от времени в таких странах возникают конфликты подобные тем, которые мы сейчас наблюдаем в арабском мире.

Есть и вторая проблема. Высокотехнологическое общество не способно себя воспроизводить, в таких обществах отрицательный прирост населения. Для поддержания уровня населения необходимый коэффициент рождаемости на одну женщину составляет 2.11, но в развитых странах – и в Европе, и в Северной Америке, и в Японии и в Корее – рождаемость падает, коэффициент 1.2-1.8.

Единственное исключение во всем западном мире – Израиль, где коэффициент рождаемости 3.5. Программы, направленные на повышение рождаемости, не дают результата. И возникает демографический насос, который все время втягивает население из стран Третьего мира в благополучную Европу. Приезжают люди из слаборазвитых стран и происходит замещение населения. Это неизбежно приведет к тому, что европейская цивилизация изменится.

Арабы познаются в беде

Положение усугубляется и тем, что дипломатия Евросоюза очень неэффективна и неспособна заставить Саудовскую Аравию, Иран или Россию также принять беженцев. Вместо того, чтобы надавить на эти государства, Евросоюз согласился платить пособия беженцам из налогов своих граждан.

Самостоятельно беженцы из Сирии не ищут приюта в Саудовской Аравии, потому что там на границе стоит стена с пулеметами, а перед ней – минные поля. Всех, кто приближается к стене, безжалостно расстреливают. Поэтому количество беженцев в этой стране – ноль. Если вы попытаетесь нелегально въехать в Объединенные Арабские эмираты, в лучшем случае вы получите 20 лет тюрьмы.

Страны Персидского залива не хотят платить пособия, не хотят решать все те проблемы, которые повлечет за собой миграция. Зачем принимать беженцев в Абу-Даби, если можно принять их в Таллинне или в Берлине?

Нет никакого милосердия. Для мусульманского мира характерны разговоры о взаимопомощи, но при этом сохраняется высокое социальное неравенство. Достаточно сравнить суммы, которые выделяет на помощь странам Третьего мира Западная Европа и арабские страны – и все сразу станет ясно, поскольку разница огромная.

То есть, в Коране написаны замечательные вещи про милосердие, но социальная практика говорит нам об обратном: милосердие должны проявлять все остальные по отношению к мусульманам.

Волки в овечьих шкурах

Существует и серьезная проблема – а действительно ли выдающие себя за беженцев таковыми являются. Если это реально люди из разрушенных сирийских городов, то они будут рады любому крову над головой и возможности сохранить жизнь. Поэтому они оседают в лагерях беженцев в Иордании, Ливане и Турции и ожидают там возможности вернуться домой.

Премьер-министр Великобритании Дэвид КЭМЕРОН заявил, что страна примет беженцев только из таких лагерей. Полагаю, что многим странам Евросоюза следовало бы перенять британский опыт. Ведь доподлинно неизвестно, откуда приехали все эти люди, которых мы в большом количестве видим в Венгрии, Румынии, Греции, Германии и других странах.

Посол Дамаска в Москве Рияд ХАДДАД заявил, что большинство из выдающих себя в Европе за сирийских беженцев по факту не являются гражданами Сирии, что это – работа турецкой мафии, которая за деньги перевозит людей из Египта, Иордании, Ливана – стран, не имеющих никакого отношения к этой войне – в Европу.

Думаю, сирийскому послу можно верить. Этот рынок криминализован, существует целая индустрия подделки документов, и значительная часть беженцев реально таковыми не является. Большинство беженцев – хорошо одетые молодые крепкие мужчины с современными гаджетами. Они хорошо организованы и подготовлены к демонстрациям и протестам. Кто за этим стоит? Тот, кому выгодна дестабилизация Европы.

Великое переселение народов

Но даже если беженцы реальные, то, как показывает международный опыт, присутствие большого числа людей чуждой культуры всегда вызывает напряжение в обществе и его радикализацию. Это неизбежный процесс.

Существует два типа приема беженцев: на временной основе – как только в их стране ситуация нормализуется, они уезжают; на постоянной основе – беженцы принимаются навсегда, получают гражданство и остаются частью населения.

За легальной миграцией следует нелегальная: беженцы тянут за собой родственников, используя поддельные документы. При этом количество нелегальных мигрантов значительно выше. Сделать с ними зачастую ничего нельзя. Израиль столкнулся с этой проблемой: прибывают беженцы из стран, где идет война – и их просто некуда высылать.

Беженцы, которые остаются в стране, должны получить работу и выйти на рынок труда. Их профессиональные навыки зачастую отличаются от тех, что требуются в стране пребывания, поэтому необходимы курсы переквалификации. Если же приезжают люди с высшим образованием – необходима система подтверждения дипломов. Все это требует внимательной работы со стороны специалистов, поскольку понятно, что у коренного населения всегда имеются опасения, что беженцы займут его рабочие места.

Отсюда вытекает вопрос нелегального устройства на работу. Непонятно, когда эти люди получат разрешение на работу – сразу или спустя какое-то время. Поэтому высока вероятность появления нелегального рынка труда, что отрицательно повлияет на местную экономику.

Как показывает опыт других стран, устраивающиеся на нелегальную работу беженцы оказываются жертвами недобросовестных работодателей – у них нет никаких гарантий, условия труда тяжелые, их реальная заработная плата отличается от той, которую им обещали. Если же они начинают возмущаться, им угрожают полицией и депортацией.

Понятно, что у любого беженца, который сталкивается с подобным, формируется отрицательное отношение ко всему обществу приютившей его страны. Это вносит дополнительное напряжение между беженцами и коренным населением.

Остро встает вопрос здравоохранения. Те болезни, которые есть в одной части мира, отсутствуют в другой. Люди, выросшие в разных климатических условиях, по-разному реагируют на одни и те же болезни. В Израиле при госпитализации в карту больного заносятся данные о том, где родился этот человек и где родились его родители, поскольку это имеет прямое отношение к лечению.

Следующий вопрос – вопрос языковой. Многие из прибывающих беженцев едва могут писать и читать по-арабски или же вовсе неграмотные. Надо еще учесть, что арабский язык, который изучают в университете востоковеды – это литературный язык, который отличается от разговорного арабского языка. Кроме того, существует множество диалектов; люди, живущие даже в пределах одной арабской страны, иногда с трудом  понимают друг друга.

Если людей не учить языку – они маргинализуются и пополняют ряды криминальных элементов. С этой проблемой столкнулись американские военные в Ираке – они не могли дешифровать телефонные переговоры террористов, потому что те общались на диалекте. К этому нужно быть готовыми.

Острым является вопрос различных культурных кодов. Разные цивилизации используют разные культурные коды. Они не лучше и не хуже, они просто другие – вспомним, как пример, отношение к женщине в странах ислама. Эту разницу нужно объяснять и титульному населению и беженцам.

Чиновникам Евросоюза следует регулировать все вышеперечисленные вопросы и ориентироваться на страны, у которых есть опыт подобного рода. Важно объяснять людям все свои действия в этом направлении и постараться свести к минимуму возможные конфликты между принимающими и беженцами.

ШМУЛЕВИЧ А. С.
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика