Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Антисанитария: от Римской Империи до начала ХХ века…

Антисанитария: от Римской Империи до начала ХХ века…

«Радуйтесь, что мы пережили все это»

О книге А.А.Каздыма «Санитарно-гигиенические проблемы города – от средневековья до наших дней» (2012)

Уважаемые читатели блога! Недавно с удовольствием прочитал книгу нашего постоянного автора А.А.Каздыма «Санитарно-гигиенические проблемы города – от средневековья до наших дней» (2012). Она меня очень развеселила. Рекомендую почитать! Так как ее тираж крайне мал, мы решили опубликовать отдельные главы этой книги.

Книге описывается санитарное состояние городов и жилищ того времени, всего несколько сот лет назад! Оказывается, в те времена дамы мылись в лучшем случае пару раз в год, а мужики, так те и вовсе не мылись. Галантные кавалеры отлавливали на платьях своих дам блох и вшей и хранили их, подкармливая своей кровью. Да, современные мужчины вряд ли пойдут на такие жертвы. Дамы для борьбы с блохами использовали специальные «палочки-чесалки», чтобы не повредить сложные сооружения на головах – прически и парики. А французские красавицы и элегантные франты носили в своих роскошных париках сделанные из золота и бриллиантов хитроумные приспособления, «блохоловки», для ловли блох. В «блохоловки» клали кусочек шерсти или меха, политый кровью. Туда перебирались введенные в заблуждение насекомые.

Оказывается, мода на маленьких собачек пришла к нам с тех времен, когда их использовали в качестве живых блохоловок. Для этих целей также использовали ручных куниц, хорьков, горностаев, которые спасали хозяек от надоедливых насекомых. У мелких зверьков температура тела несколько выше, чем у человека, поэтому блохи переползали на этих животных. А собачки (в отличие от дам) зубами ловили блох.

На картинах Леонардо да Винчи «Дама с горностаем» (только это не горностай, а белый хорек) и «Королева Елизавета I с горностаем» (худ. В.Серар), как раз изображены зверьки, используемые в качестве «живых блохоловок». Хотя это звучит кощунственно, но Мона Лиза жила как раз в то время, когда на дамах без зазрения совести ползали различные кусачие насекомые. Возможно, и на Джоконде тоже что-то ползало, только художник деликатно не изобразил их. Оказывается во времена Де Артеньяна и его друзей мушкетеров Лувр был настолько загажен, что нельзя было пройти, не «разминировав мину». Когда во дворце невозможно было жить, перебирались в другой, а этот мыли.

А мы постоянно чем-то недовольны, своими правителями, партиями, мэрами городов, отсутствием туалетов в городе, невозможностью пройти или проехать, давкой в метро. Мы крайне недовольны, если в метро рядом находится мужик, пахнущий «аки козел».  А как пахли в те далекие времена благородные Атосы, Портосы, Арамисы, Айвенги и им подобные, трудно представить. Если сравнить с теми временами, то мы, можно сказать, живем в благоуханном раю.

С другой стороны, наше «вечное недовольство» является прогрессом общества. Если бы человек был всем доволен, прыгал бы себе по веткам, питался бананами и другими плодами, «тискал» мохнатых подружек без силиконовых грудей, и распухших от ботокса губ. Самое главное –  ни о чем не думал. Благодать!

Кстати, злые языки утверждают, что ботокс разглаживает не только морщины, но и извилины мозга!!!

Почитайте статью, смейтесь, злорадствуйте, и радуйтесь, что мы пережили все это. Блох, вшей, клопов, тараканов и всего того чем была изобильна в то далекое время не только Европа, которой сейчас смотрим в рот, но и наша любимая страна. Кстати, тараканы ведь совсем недавно были нашими постоянными спутниками. Где они, скучно без них!

 А.П.Садчиков

 Антисанитария: от Римской Империи до начала ХХ века…

После падения Великого Рима городская жизнь на окраинах империи резко изменяется. «…Города не были больше экономическими и политическими центрами. Исчезла городская культура и городская цивилизация. Вышла из употребления система благоустройства римских городов (водопровод, термы, мощеные улицы, дороги, канализация). Развалины древнеримских городов населяли небольшие группы людей, которые вели жизнь скудную и примитивную…» (История Европы, 1988).

Вспомним, насколько эффективно было водоснабжение Рима. Воду подводили 14 акведуков с расстояния от 15 до 80 км, и в первом веке нашей эры на одного человека в Риме приходилось от 600 до 900 литров воды в день (отметим, для сравнения, в Санкт-Петербурге в начале ХХ века на одного жителя приходилось всего 200 литров воды в день!).

Актуальна была в Риме и уборка нечистот – «клоака Максима» в Риме («Cloaca maxima», названная в честь богини-очистительницы и покровительницы подземных вод Клоакины) была построена в VII-VI в.в. до н.э., а во времена императора Аргиппы (63-12 г. до н.э.) расширена до 7 метров (рабочие, следящие за ее состоянием, плавали на лодках!). В городе Хиераполисе  Пергамского царства (территории современной Турции) во II-ом веке до н.э. глубина канализации достигала 4 метров.

В Риме насчитывалось более тысячи терм, но христиане, придя к власти, их все закрыли. Обычай мыться в бане пытались возродить крестоносцы, соприкоснувшиеся с этим обычаем на Востоке, но «ветры Реформации» развеяли эти попытки, как «дым от костра тамплиеров».

Но даже во времена Великого Рима на окраинах городов, и самого Великого Города, антисанитария, несмотря на наличие терм и общественных туалетов была невероятна, а горы мусора достигали высоты 14-этажного дома, т.е. более 40 метров и служили основным источником эпидемий. Эти свалки называли «восьмым холмом Рима».

А уж в Позднем Средневековье зловоние европейских городов, как утверждают исследователи, в частности писатель Патрик Зюскинд, автор известного романа «Парфюмер: история одного убийцы», было ужасно: «…Улицы провоняли дерьмом, задние дворы воняли мочой, лестничные клетки воняли гниющим деревом и крысиным пометом, кухни – порченым углем и бараньим жиром; непроветриваемые комнаты воняли затхлой пылью, спальни – жирными простынями, сырыми пружинными матрасами и едким сладковатым запахом ночных горшков. Из каминов воняло серой, из кожевенных мастерских воняло едкой щелочью, из боен воняла свернувшаяся кровь. Люди воняли потом и нестиранной одеждой, изо рта воняло гнилыми зубами, из их животов – луковым супом, а от тел, если они уже не были достаточно молоды, старым сыром, и кислым молоком, и онкологическими болезнями. Воняли реки, воняли площади, воняли церкви, воняло под мостами и во дворцах. Крестьянин вонял как и священник, ученик ремесленника – как жена мастера, воняло всё дворянство, и даже король вонял, как дикое животное, а королева, как старая коза, и летом, и зимой…». И хотя это живописание, скорее всего, субъективно, но оно недалеко от истины.

Ведь в те времена «…не существовало не единого вида человеческой деятельности, ни созидательной не разрушительной, ни единого выражения зарождающейся или загнивающей жизни, которую бы постоянно не сопровождала вонь…», – отмечает тот же Патрик Зюскинд.

Да и церковь, тем более католическая, не привечала тех, кто пытался мыться, и недаром говорили – «Человек вышел из грязи, в грязь и уйдет», и с начала Раннего Средневековья до почти конца XIX века понятие о гигиене, известное и в Древней Греции, и Древнем Риме, в Европе было начисто забыто и даже запрещено! И даже индейцы Америки – майя и ацтеки, и японцы с ужасом «вдыхали запах» европейцев.

В Средневековье, начисто забывшей систему канализации, основной проблемой была чудовищная грязь на улицах городов (мода тех лет – высокие ботфорты, широкополые шляпы и плащи, в той или иной степени защищала от грязи и нечистот, летевших из окон на улицы, так как и отходы и содержимое ночных горшков просто выбрасывали из окон!!!).

Воспетый А.Дюма Париж «Трех мушкетеров» «благоухал» невероятно. Также были загажены и сады Версаля, да и сам Версальский дворец, так системы канализации в нем в принципе не существовало, как и в Фонтенбло, да и в  Лувре…

Поэтому массовые эпидемии, переходившие в пандемию, были связаны в первую очередь с городами. «Юстинианова чума» (551-580 гг.) возникла в Восточной Римской империи и охватила весь Ближний Восток. От этой эпидемии погибло более 20 млн. человек. Эпидемия вспыхнула в 541 году в Эфиопии, а потом через Северную Африку проникала в Испанию, через Ближний Восток на Балканы, а в Константинополе погибла половина населения.

В X веке вспыхнула эпидемия чумы в Европе, в частности, в Польше и в Киевской Руси – в 1090 в Киеве за две недели от чумы погибло свыше 10 тысяч человек. В XII веке эпидемии чумы несколько раз возникали среди крестоносцев.

В XIV веке по Европе прошлась чудовищная пандемия «чёрной смерти», бубонной чумы, занесённой из Восточного Китая. В 1348 г. от неё погибло почти 15 млн. человек, четверть всего населения Европы, а к 1352 году в Европе умерло 25 млн. человек, почти 30%  населения.

В 1346 году чума была занесена в Крым, а в 1351 в Польшу и на Русь. В дальнейшем в России отмечались вспышки чумы в 1603, 1654, 1738-1740 и 1769 годах. В 1664-1665 годах эпидемия бубонной чумы прокатилась по Лондону, унеся жизни более 20% населения города, о чем писал Даниель Дефо в «Дневнике чумного города».

Смертность в Европе была очень высока – из десяти детей выживало двое-трое, а при первых родах умирала треть женщин…

Все гигиенические мероприятия того времени сводились только к легкому ополаскиванию рук и рта, но только не всего лица. «Мыть лицо ни в коем случае нельзя», – писали медики в XVI веке, «…поскольку может случиться катар или ухудшиться зрение». Что же касается «милых дам», то и они мылись 2-3 раза в год.

Христианство, точнее дуализм христианства проповедовал «ничтожность тела» и «умерщвление плоти». «Тело – ничто», и только душа имела значение. И тело следовало принизить, недаром Григорий Великий называл тело «омерзительным одеянием души». «Когда человек умирает, он излечивается от проказы, каковой является его тело», – говорил король Франции Людовик Святой.

Крещение должно было «отмыть» христианина раз и навсегда в прямом и переносном смысле. Так что в Европе уход за телом считался грехом, а христианские проповедники призывали ходить буквально в «рванье» и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь «духовного очищения».

Антисанитария: от Римской Империи до начала ХХ века…

Антисанитария: от Римской Империи до начала ХХ века…

Чума…..

В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще, а грязь и вши считались особыми признаками святости, тем более что монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу – на чистоту смотрели с отвращением, а вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали «признаком святости». Святые, как мужского, так и женского пола, обычно гордились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки.

Монахи, служившие в Средневековье примером для подражания, беспрестанно смиряли свою плоть, культивируя «аскетические привычки». В монастырских уставах указывалось максимальное количество дозволенных ванн и туалетных процедур, поскольку все это считалось роскошью и проявлением изнеженности. А для отшельников грязь вообще была добродетелью.

Христианство старательно выкорчевало из памяти все мысли о банях и ваннах. И крестоносцы, ворвавшиеся на Ближний Восток, поразили арабов своей дикостью и грязью, но, тем не менее, столкнувшись с забытым «благом цивилизации» – банями Востока, оценили их по достоинству и даже попытались вернуть в XIII веке в Европу. К сожалению, безуспешно, и во времена Реформации усилиями церковных и светских властей бани в Европе вновь были надолго искоренены как «очаги разврата и духовной заразы».

Из религиозных убеждений отказывался мыться герцог Норфолк, и его тело покрылось гнойниками. Слуги дождались, когда «его светлость» напьется мертвецки пьяным, и еле-еле сумели помыть.

Говорят, что и Людовик XIV мылся всего два раза в жизни, причём исключительно по совету врачей, и мытье привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.

Русские послы при дворе Людовика XIV, «Короля-Солнце» писали, что их величество «смердит аки дикий зверь».

Европейские города утопали в нечистотах, и как отмечал Лев Гумилёв: «Французский король Филипп II Август, привыкший к запаху своей столицы, в 1185 году упал в обморок, когда стоял у дворца, и проезжающие мимо него телеги взрывали уличные нечистоты…».

А вот русских по всей Европе считали извращенцами за то, что те ходили в баню раз в месяц – «безобразно часто». Слово «смердеть» производят иногда от французского «мерде» – «дерьмо», но впрочем, это вопрос уже к лингвистам. Тем не менее, хотя на Руси может быть и мылись раз в месяц или даже раз в неделю и то, не сколько мылись, так как мыла не было (использовали золу и щелок), сколько грелись.

В Средневековом городе на Руси жители домов выплескивали все содержимое ведер и лоханок прямо на улицу, а застоявшиеся помои образовывали смрадные лужи, в которых возлежали неугомонные городские свиньи, которых было великое множество. Вспомним Н.В.Гоголя, и въезд Чичикова в уездный город… Думаю, разница невелика… Да вот только писал Николай Васильевич в середине XIX века…

Да, в европейских городах, многоэтажных, а не одноэтажных, как на Руси,

ночные горшки выплёскивали в окна, и это было всегда, и это было некой «традицией», а улицы представляли собой клоаки, единственно очищающиеся во время дождей.

Типичная европейская городская улица была шириной в 7-8 метров,  пройдите на ул. Юшет в Париже, она мало изменилась за 800 лет, а были и совсем узкие, маленькие улицы и переулки, шириной не более двух метров, а кое-где и вообще встречались улочки шириной в метр. Одна из улиц старинного Брюсселя носила название «Улица одного человека», свидетельствующее о том, что два человека не могли там разойтись. Да и в Париже, улица «Кота, который ловит рыбу», сохранившаяся в почти первозданном виде, шириной чуть более 1.5 метров.

Улица замка Каркассон, Франция. Фото автора
Улица замка Каркассон, Франция. Фото автора

Историк Поль Зюмтор, автор книги «Повседневная жизнь Голландии во времена Рембрандта», отмечает, что «…ночной горшок мог простоять под кроватью целую вечность, прежде чем служанка забирала его и выливала содержимое в канал… Общественных бань практически не знали, ещё в 1735 году в Амстердаме было всего одно такое заведение. Моряки и рыбаки, насквозь пропахшие рыбой, распространяли невыносимую вонь… Личный туалет носил чисто декоративный характер…».

          В Нидерландах, считавшейся в Европе самой передовой державой в техническом смысле, и куда русский царь Петр приехал учиться, «…в 1660 году садились за стол, не вымыв руки, независимо от того, чем только что занимались…».

Болезни, оспа, в первую очередь, обезображивали лица людей, а потом и сифилис, привезенный из Америки. В 1496 году эпидемия сифилиса распространилась на территории Франции, Италии, Германии, Швейцарии, а затем в Австрии, Венгрии, Польше, что привело к гибели более 5 миллионов человек.

В домах было грязно и часто сыро, освещение было тусклым – в лучшем случае восковые свечи, а обычно – масляные светильнички или лучина. Впрочем, как и на Руси, но на Руси свечи вообще использовали редко, и только сальные, быстро оплывающие, восковые же можно было использовать только в церквях. А уж в деревнях – исключительно лучины, а чуть южнее, на «Украйне» – черепок с салом и фитильком. В избах было очень темно, так как окна и двери были небольшие, тепло берегли… Как и в Европе, так и на Руси окна были затянуты бычьими пузырями, и только в богатых домах использовали слюду – мусковит.

Ванная комната в домах Европы была редчайшей роскошью, а блохи, вши, клопы и тараканы кишели в Лондоне, Париже, Москве, как в жилищах богатых, так и в домах бедняков.

«…Город не был здоровым местом ни для бедных, ни для богатых, поскольку опасность таилась в самих домах, то есть там, откуда её совсем не ждали…», – отмечает Таня Диттрич, описывая викторианскую Англию.

В «Руководстве учтивости», изданном в конце XVIII (!) века (Manuel de civilite, 1782) формально запрещалось пользоваться водой для умывания, «…ибо это делает лицо зимою более чувствительным к холоду, а летом к жаре…».

Огромная опасность таилась и в питьевой воде, точнее в её отсутствии. Колодцы городов и замков часто загрязнялись той зловонной жидкость, что текла по улицам. Тибр, Сена, Темза, Москва-река были невероятно грязны… И если Москва река ещё замерзала и во время паводков хоть немного очищалась, то для Европы снег и лед – явления редкие. Да и в Москва-реку, и в Яузу, в XVII-XX веках сливалось и летом, и зимой огромное количество грязной воды из многочисленных бань и мануфактур.

Эпидемии холеры были обычным делом. В 1866 году от холеры скончалось 20 тысяч англичан и считалось, что холера возникает от плохого воздуха, и этой же причиной объяснялась и малярия. Да, да, именно дурной воздух считался причиной всех бед, а не сами нечистоты! В Лондоне времен королевы Виктории 24 тонны лошадиного навоза и полтора миллиона кубических футов (более 40 тысяч тонн) человеческих фекалий ежедневно стекало в Темзу через канализационные каналы, до того как была выстроена закрытая канализационная система. Это именно в те времена, когда Шерлок Холмс с доктором Ватсоном раскрывали самые запутанные преступления.

Но вернемся в Средние века… Моющих средств, как и самого понятия личной гигиены, в Европе до середины ХIХ века практически не существовало… Атмосферу города отравляли не только экскременты. Мясники забивали скот прямо на улицах и там же потрошили туши, разбрасывая кишки и сливая кровь на тротуары, здесь же хранили шкуры, и чудовищная вонь распространялась на всю округу.

Про Охотный ряд Москвы, живописно описанный В.А. Гиляровским – чуть позже. А также улица Мясницкая и Чистые пруды, ранее, до 1703 года – Поганые, куда сливались отходы от мясных лавок и боен, пока А.Д. Меншиков не купил и не «облагородил» этот участок земли.

В Позднем Средневековье научились частично перерабатывать мусор и экскременты, мочу собирали для обработки (дубления) кожи и отбеливания ткани, а из костей животных делали муку. Художники использовали мочу для замешивания краски. Ну а то, что «не подлежало переработке» – оставалось на улице, и «озонированию воздуха» не способствовало.

«Чистил» улицы единственный существовавший в те времена «дворник» (за исключением немногочисленных мусорщиков, нищих и старьевщиков) – дождь, который, несмотря на свою «санитарную функцию», всё равно считался «наказанием господним». Дожди вымывали из укромных мест всю грязь, по улицам неслись бурные потоки нечистот, которые иногда образовывали настоящие реки. Во Франции есть даже речушка Мердерон («Дерьмовая»). И если в сельской местности ещё рыли выгребные ямы, то в городах люди испражнялись прямо в узеньких переулках и во дворах…

Да и сами люди были не намного чище городских улиц. Медицинский трактат ХV века утверждал, что «…Водные ванны утепляют тело, но ослабляют организм и расширяют поры, поэтому они могут вызвать болезни и даже смерть…». Считалось, что в очищенные поры может проникнуть зараженный инфекцией воздух. Так что в ХV-XVI веках богатые горожане мылись раз в полгода, а уж в XVII-XVIII веках они вообще перестали принимать ванну и порой водные процедуры использовались только в лечебных целях, к чему тщательно готовились, молились и накануне ставили клизму.

Большинство аристократов спасались от грязи с помощью надушенной тряпочки, которой они протирали тело. Подмышки и пах рекомендовалось смачивать розовой водой. Мужчины носили между рубашкой и жилетом мешочки с ароматическими травами, а дамы пользовались ароматической пудрой.

Правда в Средневековье «чистюли» часто меняли белье – считалось, что оно впитывает в себя всю грязь и очищает от нее тело. Но и к смене белья относились выборочно – чистая накрахмаленная рубашка на каждый день была привилегией лишь состоятельных людей. Поэтому в моду вошли белые гофрированные воротники и манжеты, которые свидетельствовали о богатстве и чистоплотности их владельцев. А уж бедняки не только не мылись, но и не стирали одежду – у них часто просто не было смены белья…

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика