Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Анархизм и экология

Анархизм и экология

«Анархизм (от греческого anarchia – безначалие, безвластие) – враждебное научному социализму, мелкобуржуазное общественно-политическое течение, характерной чертой которого является отрицание любой государственной власти…» (Словарь иностранных слов, 1984)..

«Анархизм – мелкобуржуазное общественно-политическое течение, провозглашающее своей целью освобождение личности от всех разновидностей политической, экономической и духовной власти. Характерным для анархизма является: враждебное отношение ко всем разновидностям государственной власти, защита мелкой частной собственности, мелкого землепользования, непонимания роли крупного производства…» (Философский энциклопедический словарь, 1983).

Экология – раздел биология, изучающей взаимоотношения животных, растений, микроорганизмов между собой и окружающей средой. В настоящее время экология – наука, изучающая взаимодействие человека и окружающей среды, в основном воздействие человека на окружающую среду.

Социальная экология – объединяет экологию, науку о взаимодействии организма и среды и социологию – науку о взаимодействии человека и общества, изучает причины деградации среды обитания человека и меры по ее защите и совершенствованию, способствует расширению сферы свободы человека за счет создания более гуманных отношений к природе и обществу.

И как же эти два направления – анархизм, как политическое течение и экология как естественная наука, могут пересекаться между собой? Как учили советские учебники истории и советские фильмы, анархизм – это черное знамя, легендарный Бакунин и Кропоткин, батька Махно и атаман Григорьев, «смерь или неограниченная свобода», увешанные маузерами, гранатами и перекрещенными пулеметными лентами морячки и многое, многое другое, что преподносила нам и советская пропаганда и советские фильмы.

Анархизм и экология

А современная экология – свалки, закопченное трубами предприятий небо, горы отходов, эрозия почв, смог в городах, забитых автомобилями….

Анархизм и экология

Однако все гораздо сложнее и гораздо интереснее…

Рассмотрим вкратце основные идеи анархизма, и в первую очередь – русского анархизма.

Некоторые зачатки анархических идей были сформулированы еще Платоном в «Республике», а также освещены в сочинениях утопистов Средневековья (Томаззо Компанеллы, Томаса Мора и др.).

Основоположником «идейного» анархизма сичтается Пьер Жозеф Прудон, теоретик анархизма и философ-идеалист.

Портрет П-Ж. Прудона. Художник Гюставом Курбе
Портрет П-Ж. Прудона. Художник Гюставом Курбе

 

Основоположник российского анархизма – Михаил Александрович Бакунин, сформированные им в 60-х годов XIX века анархические концепции оказали существенное влияние на философские и социальные идеи того времени.

Михаил Александрович Бакунин
Михаил Александрович Бакунин

 

По мнению М.А. Бакунина, история – эволюционный (т.е. биологический, А.К.) процесс, шествие человека из «царства животности» в «царство свободы». Будущее общество – строй ничем не ограниченной свободы, независимости человека от всякой власти, полного развития всех его способностей. М.А. Бакунин довольно жёстко отстаивал лозунг свободной федерации земледельческих и фабрично-ремесленных ассоциаций.

«Отцом русского анархизма» называли Петра Алексеевича Кропоткина (1842 – 1821), князя, географа, путешественника, основателя теории ледникового периода и идейного анархиста.

Именно П.А. Кропоткин являлся крупнейшим авторитетом для всех анархистов России. Когда в июне 1917 года, после 40 лет (!!!) эмиграции он вернулся в Россию, на Финляндском вокзале Петербурга его встречал оркестр, играющий «Марсельезу» и восторженная 60-тысячная толпа (Пол Эврич, «Русские анархисты, 2006). А после его смерти в 1921 году в заштатном городе Дмитрове Московской губернии, анархисты, арестованные большевиками и еще уцелевшие от чекистских «чисток», обратились лично к Ленину с просьбой отпустить их похороны, обещая вернуться в застенки ЧК. По распоряжению Льва Каменева часть анархистов была отпущена на похороны под честное слово. Авторитет П.А. Кропоткина был настолько велик, что все они вернулись по тюрьмам, и многие из них потом были расстреляны, если не в 20-х годах, то уж в 1937-39 точно…

Пётр Алексеевич Кропоткин
Пётр Алексеевич Кропоткин

 

П.А. Кропоткин тесно связывал анархизм с развитием естественных наук, но… данные естественных наук он использует исключительно для обоснования ненужности власти: раз в природе власти и управления нет, следовательно их не должно быть и в обществе! Примечательно, что подобного рода идея в той или иной степени связана с экологией и социальной экологией – все законы природы для любого биологического вида, в том числе и  Homo sapiens равноценны, воздействие на природу и взаимодействие с окружающей средой определятся лишь сложностью развития организма (а для человека, в частности, и общества – социума). Одиночный представитель вида Homo sapiens, лишенный технических средств, вырванный из окружающей его техносферы, воздействует на экосистему не более чем его далекие предки австралопитеки, неандертальцы и кроманьонцы, и ближайшие родственники – человекообразные обезьяны.

Согласно теории П.А. Кропоткина, социальная жизнь – это проявление биологической жизни, и общество (т.е. социум, А.К.) как часть природы подчиняется тем же законам органической и неорганической природы. «…Человек есть часть природы, а его личная и общественная жизнь есть также явление природы, как рост цветка или развитие общественной жизни у муравьев…» (П.А. Кропоткин, «Современная наука и анархия»,  Пг. – М., 1920).

Взаимопомощь, считал П.А. Кропоткин, как явление природы (что наблюдается в частности и у слонов, и у дельфинов, и (но в меньшей степени, что странно) высших обезьян, А.К.) – главный закон развития общества, основа прогресса. С точки зрения развития человеческого общества, т.е. социума – от австралопитеков, питекантропов, неандертальцев, кроманьонцев, без взаимопомощи, без согласия не обойтись (несмотря на всю сложность социальных процессов в ряде племен). Но, по мнению П.А. Кропоткина взаимопомощь исключает власть. Этот тезис вполне приемлем – взаимопомощь существовала (и существует до сих пор) в племенах, живущих в настоящее время в «каменном веке» – бушмены, пигмеи, часть племен индейцев сельвы Южной Америки (например, акурио), некоторые племена Индонезии и Новой Гвинеи, в некоторых сельских и религиозных общинах и т.д. Вся власть – это старейшины, более опытные члены минисоциума, что-то схожее с «миром», «сходом» в русской деревне, когда все основные вопросы решались «общим голосованием». Неограниченной власти вождя в примитивных племенах и сельскохозяйственных общинах, при отсутствии социальных, социально-политических, религиозных и иных «геополитических проблем», при примерной равности всех членов фактически не существовало.

Итак, согласно теории анархизма П.А. Кропоткина, закон взаимопомощи лежит не только в основе развития животных видов, но и человеческого общества, так как общество в своем развитии подчиняется тем же законам, что и природа.

Анархисты – категорические противники крупного производства, а идеалом общественного устройства является децентрализованное общество, основанное на мелком производстве, совокупность независимых и обособленных друг от друга мелких территориально-производственных объединений, т.е. некий конгломерат крестьянских общин и кустарного производства. Города, как структурная единица, сосредоточие власти и управления со временем отживут, крупное производство будет ликвидировано. Чётко видится определенный консенсус с теорией «назад к природе», пропагандируемой некоторыми объединениями «зеленых».

Обеспечение свободы личности – это объединение в коллективы не только по профессиональным навыкам, но и по симпатиям, а экономической единицей анархического общества является профессионально-производственный коллектив работников одного ремесла, которому и передаются все орудия и средства производства.

Именно эти идеи взял за основу и пытался проводить в жизнь на практике Нестор Иванович Махно (Михно, Михненко).

Село Гуляй-Поле стало полигоном развития и апробации анархических идей: отсутствие государства, управления, крупного производства. «…И поделили землю, и поделили панское добро, и отлично отсеялись, и отлично убрали урожай…. И собирался Совет. Разбирал споры и решал вопросы. Вот оно счастье: всё сами…» (М. Веллер, «Махно», 2007, стр. 91).

Отобрали, поделили и жили бы долго и счастливо, если не большевики, военный коммунизм, продразверстка, продналог,  раскулачивание и как следствие – голод начала 30-х годов, как смерч, прокатившийся по Украине. Отметим, что подобия анархических коммун появились в районе Гуляй-Поля еще в 1905 году, и они снова возродились в 1917. Каждая коммуна состояла из дюжины крестьянских хозяйств (100-300 человек), а руководство коммунами осуществлялось на основе всеобщего полного равенства и принципов взаимопомощи. Был выделен инвентарь, скот и прочее (естественно конфискованное в помещичьих усадьбах), а также земля (но ровно столько, сколько можно обработать без привлечения наемного труда).

Итак, рассмотрим некоторые идеи анархизма в свете экологических проблем современности…

1. Отсутствие власти, управления, т.е. государства как такого, и соответственно нет крупных городов, городских агломераций и уж тем более мегаполисов. Город, тем более крупный город – это монстр, пожирающий сам себя, урбанизация – раковая опухоль, которая охватывает все большее и большее пространство, меняя рельеф, климат, течения рек, подземное пространство, создавая горы мусора и меняя психологию человека. И это не только сейчас… Это было в и древности, вспомним хотя бы Рим второго века н.э., с населением более 1 млн. человек и его экологическими проблемами, эпидемиями из-за скученности населения и отсутствия чистой воды (несмотря на многочисленные акведуки),  и «восьмым холмом» Рима – горами мусора.

В Иерусалиме при правлении Соломона (965–928 г.г. до н.э.) для потребностей царского двора доставляли в год около 10 млн. литров муки, 10 тыс. голов крупного рогатого скота и 36 500 голов мелкого скота (История древнего мира, 1983). Вполне возможно представить себе размах сельскохозяйственного производства на окружающей территории!

Но парадокс – города появились именно там, где земледелие рождало достаток («плодородный полумесяц», берега Нила, долина Инда), и именно сельское хозяйство послужило резкому росту населения и возникновения городов, которые стали центрами специализации и центрами возникновения цивилизаций.

И чем крупнее город – тем больше территория города и выше площадь измененного ландшафта вокруг города, резко усиливается техногенное воздействие, а чем выше техногенное воздействие, тем больше ущерб наносимый природе. Т.е. идея анархизма об отсутствии городов – идея экологическая!

2. Сельскохозяйственная община (или сходная с ней организация) и отсутствие крупного производства. Экология в чистом видеЧем меньше производство, тем оно экологичнее. Современная глобализация, укрупнение предприятий, несмотря на все экологические потуги – это все равно негативный процесс. Воздействие на окружающую среду крупного производственного монстра более интенсивно, чем нескольких десятков мелких предприятий. Вопрос сельскохозяйственных общин – вопрос экологии. Если нет крупных хозяйств, нет возможного перепроизводства для «кормления» города, то уменьшается воздействие на почву, биосферу  и геосферу.

Ясно, что единоличные, фермерские хозяйства более экологичны, чем крупные сельскохозяйственные комплексы и объединения (а животноводческие и производительнее). Площадь посевных и освоенных площадей сокращается, так как нет погони за количеством сельхозпродукции, система обработки земельных наделов также улучшается, возможен и возврат к естественным удобрениям (т.е. навозу), что резко повышает экологичность конечного сельскохозяйственного продукта.

3. Ликвидация крупного производства также вопрос решенный… Для анархистов начала ХХ века… Снимаются определённые социальные проблемы, пролетариат, рабочий класс, работающий в городе, люмпены, мастеровые (чаще бывшие крестьяне, а России потомки русских крестьян, перебравшихся в город после реформы 1861 года) из-за отсутствия работы будут вынуждены собираться в небольшие кооперативы, или их подобия, и «работать» именно тот «продукт», который необходим селянам. А часть начинает заниматься сельским хозяйством, и фактически, идет переход к натуральному обмену, существовавшему испокон веков…  Формула «товар-товар»… Не по Марксу однако, но для анархистов – это идеал. Возможности для этого есть, надо только время… Отсутствие перепроизводства, возможность утилизации всех отходов (а это рентабельно и возможно именно на небольших предприятиях). А раз нет города и крупного производства – снимается проблема бытовых и промышленных отходов, сбора, хранения и утилизации миллионов тонн мусора и отходов.

А централизованное государство заменяется свободной федерацией крестьянских и промышленных союзов, фабричных комитетов, контрольных комиссий по всей стране (естественно применительно к России 1917 года).

Если соединить анархический идеал развития общества и современные технологии – то экологические проблемы современности резко снижаются. Этиловый спирт и рапсовое масло вместо бензина, куриный помет и отходы лесопилок для получения метана… Метан для отопления, развитие экологически чистых жилищ, почти полная переработка отходов и многое другое…

Отметим, что, несмотря на современное техногенное развитие общества, полетов на Луну, Марс, освоение околоземного пространства (с таким огромным количеством мусора на околоземной орбите, что это уже становится помехой для спутников), освоение околосолнечного пространства, уникальные технологии и нанотехнологии, современные средства медицины, и прочие прелести техногенного развития цивилизации – человечество ни физически, ни социально незащищено от природы, природных сил, стихии, природных катаклизмов… Тайфуны, смерчи, землетрясения, наводнения, обвалы, оползни (часто спровоцированные техногенной деятельностью человека) – да, их возможно предугадать, о них возможно предупредить, но их нельзя ни предотвратить, ни даже минимизировать. Да и что толку от предостережения за несколько часов (в лучшем случае суток) о приближении стихии. Сотни, тысячи, десятки тысяч людей остаются без крова, лишаются имущества, они социально незащищены, и приходится задействовать полицию и армейские подразделения для предотвращения грабежей и беспорядков.

Т.е. техногенез, техногенное развитие общества не привело к «революции в умах», и человек, человек в первую очередь из города, где и безработица и деклассированные элементы (которых почти нет в сельских общинах), где больше свободного времени, которое просто некуда деть – отработал время и свободен, да еще и выходные дни (а в сельском хозяйстве работы всегда хватает, тем более в сезон) – беззащитен против сил природы. Не берем в расчет современную спившеюся русскую деревню – это проблема современных политиков России и иных стран, и эта проблема вполне решаемая, начатая, но не законченная, а извращённая и загубленная большевиками. Лозунг «Землю крестьянам», льготы, займы для селян и т.д. еще никто не отменял…

Взаимопомощь сельской общины, «мира» русской деревни, в отличие от отчужденности урбанизма дает большую возможность выживания при неблагоприятных житейских проблемах или природных катастрофах. Исключения – опять же природа, природные процессы – засуха, ливни, наводнения… Но против этого человек бессилен…

Однако, вот парадокс, вспомним, что именно сельскохозяйственные общины древности и дали толчок к неолитической революции и возникновению городов (точнее протогородов). А в дальнейшем и формированию урбосферы… И города первоначально служили чаще не социальным целям, а скорее утилитарным – защите и хранения собранного урожая, являлись в той или иной степени своеобразными «центрами урожая». В дальнейшем «праздники урожая», или просьбы к богам об урожае превратили города в религиозные, а соответственно и социально-политические центры.

Итак, получается, что сами идеи и сама теория анархизма тесно связаны с экологией (в современном ее понимании), недаром определенные анархические тезисы взяты на вооружения некоторыми организациями «зеленых». Но основная проблема анархизма – элементарное отсутствие экономической базы. Возникновение анархического «государства» и становление анархического строя возможно только на базе ранее существовавшего социально-экономического базиса, будь то капитализм, социализм, тоталитаризм и прочее. То, что было наработано десятилетиями и принадлежит «кучке олигархов», будет поделено между всеми, и каждый получит примерно равную часть. Утопия… «Город Солнца» Томаззо Компанеллы… Но утопия вполне осуществимая при наличии определенных витков развития социума и цивилизации. Возможность перехода от крупных предприятий, монстров, к небольшим заводикам, производствам, производящим столько, сколько нужно для жизни и нормального существования (включая неприкосновенный запас), а не сколько надо продать – идея вполне реальная. Тем более «ручная сборка» на небольших предприятиях часто более высокого качества, чем на «могучем» конвейерном производстве. Пример – небольшие семейные швейцарские фирмы по производству часов, виноделы и сыроделы Франции и Испании.

При отсутствии массового потребителя (в основном, кстати, горожанина) отпадает надобность производить ненужный товар, например, украшения, производится лишь то, что функционально, необходимо… Но свобода личности существует – хочешь продавать бриллианты – доставай сырье, грани, меняй… Научные технологии используются только в мирных целях, так как отмирает армия, войны и защита границ… Утопия… Но как было бы хорошо – тихо и спокойно!

Анархисты-бакуницы отрицали любое государство как инструмент насилия, насилия в первую очередь над личностью, ограничение свободы, данной человеку природой. Любой аппарат управления – кроме собраний, советов, решение всех проблем общим сбором – неприемлем. Однако и голосование, т.е. решение определенного вопроса определенным числом голосов – также насилие над личностью. Нет ничего выше личной свободы… Нечто подобное существовало во времена пирата Генри Моргана, когда капитан пиратского судна избирался всеобщим голосование и мог командовать только во время боя… Хотя правила на пиратском судне существовали и были  весьма суровые… Но это к слову…

Но, как отмечал Мюррей Букчин,фактически основатель современной  теории «зеленого анархизма» и социальной экологии: «…и эколог и анархист делают сильный акцент на спонтанность действий… И для эколога и для анархиста, развитие достигается ростом дифференцирования.Развитие целого обусловлено разнообразием и развитием его частей…  …Экология стремится расширять диапазон экосистемы и развивать свободное взаимодействие между видами, так и анархизм стремится расширять диапазон социальных экспериментов и устранять все препятствия на пути его развития» (М. Букчин, «Анархизм Постдефицита», стр. 72, стр. 78).

Мюррей Букчин
Мюррей Букчин


Анархистское учение о свободном развитии, децентрализации, разнообразии и спонтанности отражено в многочисленных экологических идеях и проектах.

«…Иерархия, централизация, государство и концентрация богатства уменьшают разнообразие и свободное развитие индивидуумов и общества, следовательно, ослабляют экосистему, так как фактически человечество часть экосистемы. И М. Букчин доказывает, что «…для того чтобы восстановить равновесие в экосистеме…, мы должны сохранить и развивать разнообразие, но в современном капиталистическом обществе, которое изначально не способно решить эти проблемы, творчество и индивидуальная инициатива человека ограничена стандартизированными, регулируемыми властью массовыми стереотипами…» (http://www.freedompress.org.uk/).

Кстати, а к чему привело анархическое управление производством? Пол Эврич отмечает, что в ноябре-декабре 1917 – январе 1918 года «…промышленностью Северной России стала править анархия. Не было никаких производственных планов. Для фабричных комитетов не было никаких авторитетов, которые могли бы определить направление развития. Они действовали исключительно по собственному усмотрению и пытались решать лишь те проблемы и распределения, которые казались наиболее существенными для данного места и ближайшего будущего. Порой для приобретения сырья продавались станки и инструменты. Заводы становились чем-то вроде анархистских коммун (Пол Эврич, «Русские анархисты», 2006, с. 172–173).

Что ж, между определёнными анархическими концепциями и экологией, как наукой изучающей воздействие человека на экосистему, можно провести некоторые параллели.

Но современный мир, нынешний этап развития Цивилизации не в состоянии совместить идеи анархизма и глобальную идею ноосферы, как коэволюции человека и природы, минимизации техногенеза. Остаётся только надеяться и ждать…

 

Каздым А.А.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика