Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | Американские тарифы на сталь и алюминий

Американские тарифы на сталь и алюминий

Сегодняшние объёмы импорта стали и алюминия ослабляют экономику США и ведут к постоянной угрозе закрытия многих предприятий внутри страны. Поднятие тарифов укрепит национальную промышленность США и стимулирует установление равных торговых условий в мире.

8 марта президент Трамп подписал указ о введении тарифов на импортируемые сталь и алюминий. От этих тарифов освобождаются Канада и Мексика. В настоящее время с этими странам ведутся переговоры о пересмотре условий Соглашения по свободной торговле в Северной Америке (NAFTA).

Тарифы на сталь и алюминий устанавливаются в размере 25% и 10%, соответственно.

Расследование, проведённое департаментом торговли, установило, что импорт стали и алюминия находится на уровне, угрожающем национальной безопасности США. Министр торговли Уилбур Росс написал в докладной записке: «Нынешние объёмы импорта стальных изделий и деталей … ослабляют нашу внутреннюю экономику и ведут к постоянной угрозе закрытия отечественных предприятий по производству стали и к сокращению наших возможностей по удовлетворению требований национальной безопасности в случае чрезвычайной ситуации в стране». Такая же ситуация сложилась и с импортом алюминия.

Крупнейшие поставщики стали и алюминия – Бразилия, Южная Корея, Россия и Турция. Может ли наша страна в случае серьёзного военного конфликта рассчитывать на этих поставщиков?

Трамп написал на своём твиттере: «За время, прошедшее от Буша старшего, наша страна потеряла более 55 тыс. (сталелитейных – Г.Г.) заводов, шесть миллионов производственных рабочих мест и накопила торговый дефицит более, чем на $12 трлн. Только в прошлом году мы имели торговый дефицит, равный почти $800 млрд. »

На совместной пресс-конференции в Белом Доме с премьер-министром Швеции Трамп сказал: «Мы не можем потерять свою сталелитейную промышленность. Мы не можем потерять свою алюминиевую промышленность. Если в стране нет стали, то нет и страны».

Раздел 232 Закона о расширенной торговле, принятого в 1962 г., (The Trade Expansion Act) позволяет президенту США вводить тарифы для укрепления национальной безопасности страны. Этим разделом закона и воспользовался Трамп.

Очевидно, что производство отечественного вооружения зависит от производства стали и алюминия. Американские производители оружия не могут и не должны зависеть от импортных поставок этих металлов. Тарифы Трампа направлены в первую очередь на ликвидацию возможности такой зависимости.

Принятые тарифы благоприятно скажутся на развитие отечественного производства стали и алюминия. Об этом говорили Генеральный директор U.S. Steel Corporation Дэвид Беррит и президент AFL-CIO Ричард Трамка. Так Беррит объявил о планах возобновления работы крупнейшего сталелитейного завода в Иллинойсе. Компания рассчитывает нанять в течение ближайших недель 500 человек. Беррит сказал, что американские сталелитейные предприятия «слишком долго страдали от нескончаемых волн несправедливо торгуемых стальных изделий, которые наводнили рынок США». Выступая на CNBC, он заявил: «Очень важно, чтобы мы это поняли… Мы должны иметь возможность производить товары в Соединённых Штатах. Если мы уберём возможность производить товары,… у вас не может быть сильной страны. Мы пойдём по пути Греции или Пуэрто-Рико. Мы не сможем защитить себя».

Ричард Трамка похвалил Трампа за его «мужественное решение принять тарифы на сталь и алюминий». Трамка сказал: «Реальная торговая война – это война с нашими рабочими».

Президент компании McKisey&Company заявил, что отечественным сталелитейным заводам «не хватает средств для инвестиций, необходимых для того, чтобы оставаться жизнеспособными в долгосрочной перспективе и адаптироваться к мировой конкуренции».

Оценку влияния тарифов на стоимость некоторых американских товаров дал министр торговли Уилбур Росс. Он сказал, что «тариф на алюминий добавит всего шесть десятых процента на стоимость супа или пива (в алюминиевых банках — Г.Г.), а тариф на сталь увеличит на $175 стоимость автомобиля, продаваемого сейчас за $35 тыс.». По мнению Росса «тарифы помогают выровнять торговое поле с зарубежными производителями, которые избавлены от затрат на управление бизнесом в Америке и от предоставления рабочих мест американцам. Требования к иностранным компаниям платить больше за привилегию продажи (своих товаров — Г.Г.) американским потребителям вполне логично, учитывая, что иностранцы не платили американского налога или не соблюдали наши правила».

Тарифы Трампа встретили острую критику не только демократов, но и многих республиканцев. Гэри Кон, главный экономический советник президента и директор Национального экономического совета Белого Дома, подал в отставку в знак несогласия с решением Трампа. Более ста республиканцев написали письмо президенту, в котором просили пересмотреть его решение. Республиканские законодатели в том числе и спикер Палаты представителей Пол Райан заявили о своей решимости заблокировать тарифы Трампа. Райан, кстати, забыл о том, что ещё около года назад выступал за введение тарифов на всю иностранную продукцию, поступающую на рынок США.

Все критики тарифов Трампа обосновывают свою позицию практически одинаково. С их точки зрения эти тарифы спровоцируют торговую войну, а отсутствие дешёвой зарубежной стали и алюминия приведёт к росту расходов фирм и компаний, использующих эти металлы.

Консервативный экономический телекомментатор Лэрри Кадлоу и консервативный экономист Арт Лаффер написали в своём совместном заявлении: «Даже если тарифы сохранят 140 тысяч рабочих мест в сталелитейной промышленности, они поставят под угрозу около 5 млн. рабочих мест в отраслях, использующих сталь. Эти производители должны будут теперь конкурировать на гиперконкурентных рынках, используя товары из стали алюминия, которые будут на 20% и 10% выше мировых цен». Обратите внимание на очень осторожную формулировку этого заявления – «ставят под угрозу около 5 млн. рабочих мест». Авторы заявления даже не оценивают, насколько реальна эта угроза. Если она не реализуется, то обвинить Кадлоу и Лаффера в неверном прогнозе будет нельзя.

Критики Трампа утверждают, что тарифы автоматически приведут к росту стоимости товаров из стали и алюминия на 20% и 10%. Оценки министра торговли показывают, что эти утверждения не верны.

Практически все критики тарифов Трампа ссылаются на серию работ ведущего специалиста Mercatus Center at George Mason Вероники де Раги. Она, в частности, пишет, что с января 2017 г. по январь 2018 г. увеличился спрос на металлы, и сталелитейная промышленность добавила восемь тысяч рабочих мест. Сегодня цена на металл самая высокая с 2014 г. Поэтому, по мнению Раги, вводить тарифы не следует. Раги умалчивает о том, что благодаря новой экономической политике Трампа американская экономика с 2017 г. находится на подъёме. Естественно, что это коснулось и сталелитейной, и алюминиевой промышленности. Но они обеспечивают только около 70% стали и алюминия, необходимых стране.

Потребности военной промышленности в этих металлах составляют примерно 3% от их производства. Поэтому беспокоиться об обеспечении военной промышленности сталью и алюминием по мнению де Раги не стоит. Но это в мирное время. А во время крупного военного конфликта?

Де Раги пишет, что металлы импортируют в Америку дружественные страны Европы и Канада. Из Китая проступает около 3% импортной стали. Но кто может гарантировать, что эти страны будут всегда поддерживать внешнюю военную политику США?

Де Раги упрекает Трампа в том, что он отрицательно относится к международной торговле, так как она делает нас беднее. Здесь ведущий специалист передёргивает Трампа. Президент говорит не о международной торговле, а о торговом дефиците. Де Раги признаёт, что только с Китаем торговый дефицит составил в 2017 г. $375 млрд. Даже если бы он составил $800 млрд., то кого это волнует, – спрашивает де Раги. Как астрономический торговый дефицит отражается на уровне безработицы и экономическом состоянии США, ведущего специалиста Mercatus Center не интересует.

Все критики тарифов Трампа пугают тем, что тарифы спровоцируют торговую войну, которая приведёт к росту цен на импортные товары. Но США уже давно находится в торговой войне. Многие страны используют тарифы, чтобы затруднить проникновение иностранных товаров на свои рынки. В 2016 г. средний мировой тариф был равен 7%. Самый высокий тариф был на продовольствие – 23%, а самый низкий на топливо – 3%. Страны, настроенные играть важную роль на мировом рынке, имеют высокий рост своей экономики и тарифов. Например, с 2008 г. по 2017 г. рост экономики и тарифов составил в Китае 8.2% и 9.92%, в Индии – 7% и 13.39%, в Южной Корее – 3% и 13.9% и в США – 1.4% и 3.48%. (Данные Всемирного банка).

В странах Западной Европы действует налог на добавленную стоимость производимого товара (VAT). Этот налог собирают на каждой стадии производства и продажи товара. Тем самым стоимость продукции увеличивается постепенно, на каждой стадии производства и продажи.

Система налогообложения на добавленную стоимость товара позволяет правительству не взимать налог на какой-либо стадии производства товара, покидающего страну, и накладывать тариф на товары, поступающие в страну. Это называется демпингом, который не совместим с принципами свободной торговли. Например, тариф на американские автомобили, продаваемые на европейских рынках, в четыре раза выше тарифа на продаваемые в Америке европейские автомобили.

Такая же ситуация сложилась и с продажей стали и алюминия. Фактическое субсидирование правительствами зарубежных стран производства этих металлов привело к искусственному занижению их цен на мировом рынке и вытеснению оттуда американских конкурентов. В результате американская сталелитейная и алюминиевая промышленности находятся в критическом состоянии. Поэтому Трамп сказал, что «такая агрессивная внешнеторговая практика, т.е. нападение на нашу страну, представляет потенциальную угрозу для нашей национальной безопасности».

США – самый большой и самый прибыльный торговой рынок в мире. Многие производства в зарубежных странах сориентированы на американский рынок. Питер Наваро, директор Управления торговли и производительной политики Белого Дома, напомнил критикам Трампа о том, что «у нас самые низкие тарифы в мире, у нас самые низкие нетарифные барьеры. И что мы получаем за это? Каждый год мы получаем дефицит торгового баланса в одну вторую триллиона долларов. Это означает, что наше богатство перетекает в другие страны, а наши рабочие места и наши заводы уничтожаются. Всё, что мы просим – это справедливую и взаимную торговлю».

Отвечая на критику со стороны руководителей ЕС, Трамп написал на своём твиттере: «Если они откажутся от своих ужасных барьеров и тарифов на товары из США, то мы откажемся от наших (тарифов — Г.Г.)».

Сегодня многие защитники свободной торговли требуют, чтобы Америка снизила или по крайней мере не поднимала свои тарифы на импорт товаров. Мы покупаем практически всё у всех. Мы тоже импортируем свою продукцию, но не на равных условиях. Зарубежные страны вводят тарифы на американские товары, чтобы сдержать их поступление на свои рынки. Но когда США делает то же самое, то наши конкуренты начинают жаловаться и говорить , что Америка нарушает правила свободной торговли.

Отказ от неравных торговых отношений вызывает резкую критику оппонентов Трампа. Тем самым эти оппоненты отстаивают сохранение торговой зависимости Америки от других стран даже и в таких стратегически важных отраслях промышленности, как производство стали и алюминия.

Если тарифы на товары с демпинговыми ценами плохая идея, то что тогда хорошая идея? Какая эффективная альтернатива нашим тарифам? Оставить всё по-старому? Но такая торговая политика способствует образованию огромного торгового дефицита, который субсидирует развитие экономики зарубежных стран в ущерб нашей стране. Трамп требует установления равных торговых условий.

Введённые тарифы на сталь и алюминий вынудили Канаду и Мексику ускорить переговоры по улучшению для США торговых условий NAFTA. Руководители ЕС тоже заявили о своей готовности к торговым переговорам с США, несмотря на суровую критику тарифов Трампа.

Таким образом, тарифы на сталь и алюминий, введённые Трампом, уже приносят первые успешные плоды.

Григорий Гуревич

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика