Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Новости / Америка решилась на «красную кнопку» в мобильнике. Поможет ли?

Америка решилась на «красную кнопку» в мобильнике. Поможет ли?

Америка решилась на «красную кнопку» в мобильнике. Поможет ли?

Дискуссии о способах противодействия воровству мобильных телефонов чуть ли не столько же лет, сколько самому мобильнику. Но в последние годы она особенно горяча. Несанкционированный отъём цифровых мобильных устройств с недавних пор превратился в натуральный бич общества: мало того что мобильники дороги, что на них куча ценной информации, которую жалко терять и интересно заполучить, мало того что воры всё чаще применяют силу, а само преступление случается даже чаще, чем ограбления с целью отъёма денег, — так ещё и методы противодействия один за другим оказываются бесполезными.

Творящийся на улицах беспредел называют уже не иначе как эпидемией, а размах продолжает расти: статистика в разных странах разная, но, грубо, каждое третье–пятое ограбление или кража в крупных городах США или Европы подразумевает утрату мобильного телефона. В Соединённых Штатах эта проблема сейчас находится на своём абсолютном максимуме (предысторию в красках см. в «Ваш телефон самоуничтожится через…», «Один непринятый вызов», «Как уводят телефоны и можно ли с этим бороться?»).

Если коротко, никакие ранее предложенные технические или правовые меры не оказали сколько-нибудь заметного благоприятного влияния на проблему. И вполне естественно, что в какой-то момент (субъективно — прошлым летом) инициативные товарищи пришли к идее kill switch — «красной кнопки», смертоносного выключателя. Это воображаемая функция сотового телефона, превращающая его — в случае активации — в кусок металла и пластика, пригодный разве что в качестве пресс-папье. Считается, что «красная кнопка» уничтожит сам экономический стимул, питающий телефонные кражи, а с ним и всю (ставшую уже транснациональной: мобильники, отнятые в экономически благополучных регионах, везут в менее развитые) криминальную индустрию: зачем воровать, если перепродать будет невозможно?

Когда идею только предложили, она казалась технически неосуществимой. Kill switch на то и «kill», чтобы не иметь обратного хода: сработав, «красная кнопка» должна испортить мобильник необратимо. Сделать её «несмертельной» нельзя, иначе воры подберут ключик, сломают любую защиту. Но мыслимо ли имплантировать в бытовое устройство механизм, не имеющий обратного хода и способный включиться по ошибке?

Так вот, всё это предыстория. Страсти кипели, на вендоров и операторов давили законодатели, полиция, прокуроры и защитники прав потребителей, а сами потребители, кажется, уже и не рады были, что этот разговор когда-то завели. А на прошлой неделе была поставлена жирная точка. В США под эгидой крупнейшей промышленной ассоциации CTIA (объединяющей телекоммуникационные бизнесы) было сформулировано соглашение о добровольном оснащении мобильных телефонов «красной кнопкой» — и свои подписи под ним поставили абсолютно все крупные производители мобильников.

Apple, Google, Samsung, Microsoft и Nokia, HTC и даже уставшая от американской шпиономании Huawei согласились имплантировать в свои телефоны функцию дистанционного обнуления (очистки всей важной информации, хранящейся на устройстве) и самоуничтожения. С покупателей она денег не потребует и, скорее всего, будет навязана, потому что приобрести на американском рынке мобильник без «красной кнопки», произведённый после 15 июля 2015 года, станет практически невозможно. И это, без всякого преувеличения, огромный, огромный прорыв! Ведь в одних только Штатах за год теперь «уводится» или теряется мобильных телефонов на десятки миллиардов долларов!

Что ж, самое время обсудить кое-какие мелочи. Прежде всего, поскольку «функция самоуничтожения» будет в каждом телефоне, получит ли покупатель право решать, активировать её (чтобы можно было использовать в случае кражи) или нет? Беспокойство понятное: ведь мобильник с активированной красной кнопкой — всё равно что пистолет со снятым предохранителем. Одно неосторожное движение — и вашим данным с вашим устройством придёт конец! А движение это можете сделать как вы, так и ваш друг (пошутил!), коллега (любопытство), ребёнок (сам не зная, зачем), в конце концов, злоумышленники (вообразите мобильный вирус-вымогатель, требующий выкуп под угрозой уничтожения телефона!). Члены CTIA придерживаются мягкого варианта: пусть кнопка будет, но включать ли её — решать пользователю. Однако законодатели и представители судебной системы настаивают на жёстком варианте кнопки, включенной по умолчанию, — и всё идёт к тому, что они продавят свою точку зрения. Их тоже можно понять: если уж решили бороться с проблемой, так давайте бороться!

Другая важная мелочь — вопрос: как именно (технически) будет реализована «красная кнопка»? Ограничатся ли производители полумерами, так что «самоуничтоженный» телефон, возвращённый владельцу, можно будет восстановить без ущерба для функциональности? Или всё-таки решатся сжечь мосты — и «кнопка самоуничтожения» будет действительно уничтожать устройство физически? Увы, здесь, похоже, победили сторонники полумер.

Соглашение CTIA прямо оговаривает, что даже украденный телефон должен позволять звонить в экстренные службы и что у законного владельца должна быть возможность «реанимировать» возвращённый аппарат. То есть о выжигании системной платы речь не идёт. И, в общем, получается, что самые важные вендоры уже готовы отчитаться о выполнении плана. У Apple есть функция Activation Lock, Samsung готова ставить в свои телефоны антиворовскую утилиту LoJack от Absolute Software. И то и другое — штуки полезные, удобные; одно плохо: они обратимые — а значит, рано или поздно воры найдут способ их обходить, отключать, возвращать «как бы самоуничтожившимся» аппаратам исходную работоспособность.

«Слабоумие», которое демонстрируют в данном случае вендоры и операторы, объясняется популярной «теорией заговора»: они не заинтересованы в создании эффективной защиты от краж, поскольку кражи им на самом деле выгодны. Украденный телефон перепродают — а значит, у операторов появляется новый клиент. Взамен украденного приобретается новый — следовательно, у производителей появляется новый покупатель. Кроме того, на Западе популярно страхование мобильных устройств — значит, платят и те, у кого телефон ещё даже не украли.

Верить этой теории или нет — ваше личное дело. Но у происходящего сейчас в Штатах есть минимум один несомненный «плюс»: хорошо, что сожалеть о бесполезности внедрённой в федеральных масштабах технологии придётся не нам, а им. Уже к исходу 2015 года выяснится, что тотальное внедрение «красной кнопки» не привело к уменьшению краж мобильных телефонов. Начнутся разборки, поиск виноватых, случится новый всплеск политической активности (и уж в этот раз обязательно примут закон, разрешающий и требующий самоуничтожения телефонов на физическом уровне) — в общем, телега проедется по головам американцев ещё разок.

А лучшее доказательство, что к тому всё идёт, — статистика с кражами «Айфонов». С момента появления Activation Lock прошло больше шести месяцев, но слышали ли вы, что «Айфоны» стали меньше красть? Полагаю, не слышали. А знаете, почему? Потому что красть меньше их не стали.

Евгений Золотов
computerra.ru
Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика