Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Алия в палатку

Алия в палатку

Удивительная история Оз ве Гаон, или Дом репатрианта — своими руками

Эфраим Голубев
Эфраим Голубев

Израиль – место, в котором непрерывно создают символы и относятся к ним с большим вниманием. Об одном из таких символов рассказал Эфраим Голубев – человек, собравший кампанию для строительства еврейского дома в четырех сотнях метров от места, где в 2014 году были похищены террористами и убиты Нафтали Френкель, Гилад Шаер и Эяль Ифрах.

Я приехал в Израиль 4 марта 2012 года. Это решение было обдуманным, я собирался с мыслями лет восемь и, в конце концов, созрел.

Как и тысячи других ребят, я приехал по программе Маса «Махон Меир» в Иерусалиме. Мой друг Элиша Хенкин учился там, он посоветовал мне это место, так как я хотел поучить Тору (обычный институт я окончил в Киеве). Маса – очень крутая возможность уделить год своей жизни учебе, а заодно и сделать «плавную алию». У тебя есть время познакомится с менталитетом людей, узнать страну, в которую ты едешь жить. Это можно назвать «репатриацией в теплице». Я бы посоветовал такой вариант всем, кто хочет делать алию.

Для того, чтобы понимать суть дома, который мы построили, нужно знать предысторию Оз ве Гаон.

Полтора года назад в Израиле была летняя операция в Газе, причиной начала которой было похищение и убийство трех израильских подростков неподалеку от поселения Гуш-Эцион, между Иерусалимом и Хевроном. Ребятам было от тринадцати до девятнатцати лет, их очень долго искали, но потом нашли только их тела.

Я живу недалеко от того места, в Кармель-Цуре. Я ехал из Иерусалима домой в тот вечер, когда нашли тела наших ребят. Проезжая мимо перекрестка «Цомет а-Гуш», я увидел толпу людей с флагами Израиля, которые читали Теилим и зажигали свечи в память о мальчиках. Я остановился, постоял с людьми и уехал домой. Утром мне позвонил мой брат, который жил рядом с этим перекрестком, и сказал, что там снова собрались люди и что нужно посмотреть, что там происходит.

Я сел в машину, поехал туда. Возле перекрестка, в несколько сотнях метров, на горе собрались люди. Они сказали мне, что мы обязаны дать какой-то ответ на этот террор и убийство и сделать это место еврейским. Все сошлись на этой идее, но нужно было выбрать людей, которые будут там постоянно ночевать. Мы с братом согласились. У меня была палатка, какие-то одеяла…

В итоге мы с братом и представителями организации «Женщины в зеленом» [израильское правое женское движение, не связанное с какой-либо политической партией. Позиция движения заключается в том, что «Выселение арабов — единственное решение, ведущее к миру» — прим.И.Н.], которые и начали эту стихийную акцию, постоянно ночевали на этом холме. У Нади Матар, одно из сестер-руководительниц движения, был пистолет. Я дежурил до трех ночи, после трех дежурил мой брат, Мордехай.

Я выложил пост в Facebook, в котором написал, что мы хотим сделать что-то в память о ребятах на этом месте, пригласил всех туда, чтобы брали палатки и приезжали. Так это и закрутилось, люди начали приезжать. У меня было свободное лето, я закончил один проект и полностью посвятил себя будущему дому. Иногда ездил домой в душ, но большую часть времени проводил именно там.

Само место, на котором мы начали строительство, было заброшенным. Местные арабы выбрасывали туда мусор, нам пришлось расчистить этот лес. Кроме того, мы сделали места для пикников, тропинки и полянки, чтобы туда могли приезжать на отдых.

Чуть позже мы поняли, что для того, чтобы зимовать там, нужно что-то более теплое, чем палатка. Начали проверять документы, посмотрели в карты генерального штаба. По этим планам, место, где стоит наш домик, находится на территории Израиля, внутри «голубой линии» [граница Израиля и Ливана признанная ООН — прим. И.Н.]. Мы узнали, что двадцать лет назад на этом месте планировали и даже начали строить парк и место для пикников, но тогда арабы помешали и разрушили начавшееся строительство.

В итоге мы вместе с «Женщинами в зеленом» приняли решение строить здесь домик, чтобы еврейское присутствие на этом месте было постоянным.

Это было летом, к нам начали приходить школьники, которым было скучно на каникулах. Постоянно присутствовало волнующее ощущение того, что ты своими руками будешь строить что-то новое. Будто сейчас 1948 год, а ты являешься строителем государства.

В самом начале мы пригнали маленький караванчик [трейлер, — прим. И.Н.], но нам сказали, что его там ставить нельзя. В итоге мы начали строить легкий домик «на курьих ножках». Он стоит на горе, на деревянных опорах разной длины, мы не использовали бетон при строительстве. Я сам купил доски, мои друзья помогли с покупкой других строительных материалов. Один друг, который попросил не называть своего имени, предложил мне половину стоимости брезента, который мы использовали для кровли крыши, узнав, что он очень дорогой. Есть разные истории, кто-то окна свои из дому приносил…

Член Кнессета Орен Хазан и заместитель главы муниципалитета Гуш Эциона Моше Сэвиль в Оз ве Гаон
Член Кнессета Орен Хазан и заместитель главы муниципалитета Гуш Эциона Моше Сэвиль в Оз ве Гаон

Сам процесс стройки был очень увлекательным. Рано утром я просыпался в спальном мешке в лесу и начинал работу. Приходили школьники, но, когда учеба началась, их стало меньше. Участвовали и люди старшего возраста. Узнавая о строительстве, они приходили ко мне и предлагали «подарить мне день работы».

Я не строитель, хоть и учился в КПИ. Я вообще не знал, как строить дома. Но все говорят, что получилось довольно неплохо – мы сделали основу, натянули брезент на крышу.

Мой друг Гилад Цукерман, который жил в Беларуси, а сейчас служит в армии в Израиле, сделал алию в Оз ве Гаон. Когда он приехал страну, он с первого дня жил в своей палатке рядом со мной. Это уникальная история, я до сих пор с улыбкой вспоминаю эту авантюру – сделать алию в палатку, расположенную в лесу.

Так реализовалась моя мечта репатрианта – дом в Израиле, хотя никого законного статуса у этого дома нет. Есть только три бумаги на снос, которые я получил, когда строительство уже закончилось. Ничего не снесли до сих пор, и мы с друзьями надеемся, что и не снесут.

Около года я прожил в Оз ве Гаон. В июне прошлого года я женился, а с молодой женой в лесу не особо поживешь. Но прямо сегодня я приехал оттуда, мы делаем уроки по Торе каждый вторник в этом заповеднике. Мы не называем это поселением. Если поселение и будет, с Божьей помощью, то оно будет чуть дальше – в лесу строить нельзя…

Иван Новиков
Источник

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика