Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Общество | Алгоритм управленческой деятельности, или Прецедент Мисюриной

Алгоритм управленческой деятельности, или Прецедент Мисюриной

О том, как работает механизм власти в России легко узнать на простом примере из жизни. Вот он, основанный на личном опыте.

Пациент приходит на прием к врачу (заметим, онкологу и в поликлинике поэтому не по месту жительства). Врач не смотрит результаты анализов и обследований, спрашивает только имя фамилию и отчество, вносит это в электронную карту , и распечатывает сразу же результаты консультации, которые неизвестно на чем основаны и какое отношение имеют к данному пациенту.

Пациент поднимается к заместителю главного врача (по советской традиции – тем выше начальство, тем выше оно располагается в учреждении), ему предлагают посетить другого врача, но через несколько часов ожидания и непонятно, для чего, если все врачи данного отделения должны работать в соответствии с одним и тем же стандартом.

Ясно, что после этого пациент пишет жалобу в Мэрию Москвы (это происходит в российской столице). Ему отвечают, что консультация проведена в полном объеме (это за пару минут и, напомним, онкологического профиля). Для того, чтобы как-то прикрыть врача его руководство прикладывает в карту пациента результаты анализов, которые без его согласия и ведома взяты из лаборатории данной поликлиники, поскольку теперь они, анализы принимают в одном месте, а исследуют в другом.

3 обращения в Мэрию Москвы, 3 обращения к депутату Мосгордумы, 3 обращения в Министерство здравоохранения России. Результат один – консультация проведена правильно, без нарушений регламента. Как-то сквозь зубы устно сообщают, что врач вроде бы писал объяснительную, что его лишили месячной премии, но при этом, как ни парадоксально, он ни в чем не виноват. Пациент пишет во Всемирную организацию здравоохранения. Никаких перемен в его деле в течение года. А вот в поликлинике – заметные. Бывшая заместитель главного врача повышена до главного врача. А если учесть, что по реформе городского здравоохранения Москвы теперь есть базовые поликлиники, где есть все оборудование и лучшие вроде бы врачи, и те, что теперь называются их филиалами, потеряв прошлую самостоятельность, это не просто повышение. А ПОВЫШЕНИЕ.

То есть, врач не оказал должную помощь, его должны наказать, но спускают ситуацию на тормозах. Врача, которая сфальсифицировала документы (а начальство ничего не проверяет, поскольку вера только врачам, а не пациентам) назначают руководить сразу пятью-шестью поликлиниками города.

Вот вам алгоритм существования власти, который может быть применен к любой ситуации. (Вспомним, когда Президент РФ приехал в Кемерово после страшного пожара, в результате которого погибли десятки отдыхавших в злосчастном торговом доме людей, губернатор просил прощения у главы государства, что через неделю после выборной кампании, правильно завершившейся, подвел его. Не людей он боится, родственники которых пострадали, а начальство.)

Ну, давайте на пальцах разберем ситуацию с врачом-онкологом. Если признать, что он действовал неправильно, то тогда придется дезавуировать и предыдущие его консультации, а это – ЧП. Тогда придется наказывать, вплоть до снятия руководителя онкологического отделения одного из столичных округов, которая не любит заниматься профилактикой, а стремиться заниматься только теми больными, у которых диагноз уже однозначен и почти окончателен. Но и это еще не все. Поднимемся выше на этажи, ведь принимать оргмеры придется и к руководству больницы (напомним, ту, что практически подделали документы сделали главрачом, а бывшего главврача – президентом поликлиники, теперь в Москве есть такая опция в здравоохранении.) Однако, и тут еще не точка. Департаменту здравоохранения города тоже как-то придется отвечать, если маховик разбирательства будет запущен. Так что, выходит, что пациент сам по себе, он один против тех, для кого корпоративная этика важнее всего. Она делает в данном случае врачей единым целым, монолитным и могущим отбивать любые атаки, а то получится, что и реформы, начатые мэром Москвы – не столь эффективны. А тут выборы, выборы, выборы на всех уровнях. И нужен только каждодневный и неоднократный позитив. (Вспомним, что Лужков, предыдущий мэр Москвы, покинул свой пост еще и потому, что уже почти полностью потерял ощущение реальности. К нему относились, как к Брежневу в последние годы его руководства СССР. Нечто подобное не один год происходит в становлении и укреплении авторитета теперешнего мэра российской столицы – Собянина. Без сомнения – сентябрьские выборы этого года он обязательно выиграет – все построено под это, благодаря, в первую очередь, административному ресурсу, который в послеельцинскому периоду стал мощной силой избирательных кампаний любого уровня.)

И если мы прочувствуем в деталях маленький эпизод из врачебной практики, то увидим, что он – модельный. И его можно приложить ко всему, что есть власть в России, что, надеюсь, очевидно без дополнительных объяснений.

А теперь про прецедент Мисюриной. Она – врач платного медучреждения. Сделала неудачно тяжелобольному человеку пункцию. И есть заключение о том, что от кровопотери после нее пациент скоропостижно умер. Сначала женщину осудили и даже поместили в камеру после решения по ее делу. Потом заместитель мэра Москвы, отвечающий и за здравоохранение в городе, выступил за нее, стали показывать ролики с флэш-мобами за Мисюрину. И достаточно быстро ей изменили меру пресечения, полностью освободив ее, а ее дело, кажется, послали на дополнительное расследование (в России это может означать и ухудшение, и улучшение ситуации с обвиняемым, как повернется по пословице дышло.)

Теперь кратко: городским властям совсем не нужна была такая огласка, как это получилось с Мисюриной. Она перечеркивала все реляции об успехе реформ в сфере здравоохранения Москвы, которые не столь однозначны, как хотелось бы видеть руководству города. Ну, и дальше все по той же схеме, что описана была в рассказе о частном случае, который не получил огласку (надежда теперь только на СМИ, да и то, если удастся туда пробиться, что не гарантирует успеха в разбирательстве ошибок врачей. Недавно органы правопорядка выступили с инициативой внести в Уголовный Кодекс РФ новые статьи, наказывающие за неправильные действия врачей. Но для начала это должно пройти эпопею многоступенчатого принятия законов от Госдумы до Президента, что не исключает корректировок в разных чтениях в соответствии с регламентом работы с законодательными инициативами. Но главное не это: случай Мисюриной показал, что разные специалисты различно и противоречиво оценивают ее действия, потому и новые законы, если они станут нормой жизни, можно будет истолковывать по обстоятельствам, что дает широкий спектр для выбора меры наказания, зависящей не только от вины конкретного врача, а ряда привходящих обстоятельств, с содержанием которых неясностей нет и не может быть.)

Что мы имеем итоге? То, что говорил когда-то главный врач нашей поликлиники: все решается в индивидуальном порядке. Как видно, это касается не только лечения конкретного пациента, а широкого круга поводов для взаимодействия с бюрократами любого профиля, не только медицины.

Прецедент Мисюриной только стал апофеозом того, что есть корпоративные интересы. И после того, что произошло с конкретным врачом, уже ничего объяснять и доказывать не надо, ведь прецедент укрупнил алгоритм управления, который действует давно и вполне фундаментально. Как часы, практически без сбоев и перемен, как бы ни казалась разнообразной наша повседневная жизнь в демократическом, слава богу, отечестве.

Илья Абель

Яндекс.Метрика