Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Общество / Аквитания. Аркашон. Море, ветер, вино и устрицы… Часть 3

Аквитания. Аркашон. Море, ветер, вино и устрицы… Часть 3

Часть 1

Часть 2

fhj5htyimage001Вокзал Аркашона

От вокзала до казино идет проспект Генерала де Голля, тенистый, засаженный платанами.

От площади Ф. Рузвельта прямо к пляжу идет Авеню Гамбетта – короткая, но самая, пожалуй, туристическая улица, заполненная туристами, со множеством кафе, ресторанов, магазинов.

Кстати, крупные супермаркеты в Аркашоне тоже есть – это «Casino», супермаркет около вокзала (с другой стороны путей!), и такой же, но, поменьше на западе города, в начале «Пляжного авеню». Есть и «Monoprix», недалеко от мэрии, метрах в 150, на улице Ламарка.

Мы ходили в ближайшую «бушерию» св. Фердинада – это было в пяти минутах ходьбы от «нашего дома» и, чуть дальше, частный магазинчик «Sarl Aux Delices d’Emilie», который содержала весьма пожилая семейная пара. Они работали с 8 утра до часу дня, а потом с 5 пополудни до восьми вечера. Выбор продуктов небольшой, но близко, так как до «Casino» идти минут 20, а до «Monoprix» – минут 40. А автобусы по Аркашону ходят редко.

Есть и театр «Олимпия», и кинотеатры, а если ехать на юг, то недалеко (всего в12 километрах) и зоопарк, и детские парки развлечений, и аквапарк, и ипподром, и гольф-клубы, много кемпингов. Чего только нет, любые услуги за ваши деньги.

Зоопарк частный. Но это только делает ему честь, ибо вольеры для животных огромные, большой площади, и обитателям там вполне комфортно. Представлены в основном животные Южной Америки, Африки, немного Азии. Удивительно, но в зоопарке живет, ныне истребленный в природе, дикий сомалийский осёл.

Добраться до зоопарка легко на машине или от железнодорожной станции La Teste-de-Buch на бесплатном автобусе, который правда ходит очень редко. Кстати, некоторых животных в зоопарке можно кормить! Для этого надо прямо на кассе купить пакет попкорна, без соли и сахара.

Также от этой станции можно добраться на автобусе 7 (стоит 2 евро) до детских парков Kid и  La Coccinelle («Божья коровка»), и аквапарка.

В парке La Coccinelle несколько аттракционов, и есть мини-ферма. Представлены самые различные домашние животные, разные породы уток, гусей и кур, коз, овец, свиней, есть коровы и коровы зебу, ослы и ламы. Животных тоже можно кормить, купив, опять же на кассе, специальную смесь. Отмечу, что это парк для детей лет до 14, а Kid – тот совсем для малышей…

ghtyj6

Парк La Coccinelle был сильно разрушен в 1999 году ураганом «Клаус» и восстановлен только в 2009 году.

Но главная достопримечательность Аркашона – это, конечно, устрицы, весьма ценимые Франсуа Рабле.

 fhj5htyimage007 fhj5htyimage009

Аркашон называют «устричной столицей Аквитании», и, частично, всей Франции, вместе в Нарбонном и Нормандией.

Вино и устрицы…

Но в самом городе Аркашоне устриц не выращивают! Их только едят! Потребляют, так сказать… В меню любого ресторана и кафе обязательно есть устрицы. А для праздношатающейся публики всегда к услугам многочисленные туристические автобусные и морские туры (по заливу) с обязательной дегустацией устриц.

fhj5htyimage013

Массовое промышленное устройство устричных садков на «Птичьем острове» и в заливе началось только в 1849 году.

Сейчас устриц выращивают в основном на севере и востоке залива – много устричных ферм в La Teste-de-Buch, а также в Pointe le l’Aigullion, Port Ostreicole du Rocher (в так называемом «Parc a Huitres»), и в горле залива, около песчаных банок d’Arguin.

Долгое время в устричном бизнесе существовало две роли – «держатель устричного садка» и «экспедитор». «Держатели» продавали свою продукцию экспедиторам крупными партиями в несколько тысяч раковин, сортированных вручную. «Экспедиторы», среди которых также встречались хозяева устричных садков, занимались повторной сортировкой (по их области разведения), расфасовкой и доставкой товарных партий (с использованием железных дорог) многочисленным адресатам.

После катастрофической эпизоотии, поразившей местных устриц, многие владельцы устричных садков решили попробовать самостоятельно продавать своих устриц на разных рынках региона, и даже за его границами. Профессия начала меняться. Обветшалые устричные хозяйства залива и пристань Ла-Теста оживали в декабре, когда к отгрузке готовили множество партий устриц, заказанных к новогодним праздникам. Трудоёмкая профессия разведения устриц понемногу начала терять мастеров. Сейчас осталось не более 600 специалистов, усилиями которых ежегодно в бассейне Аркашонского залива производится около 14000 тонн устриц.

В Gujan-Mestras есть Морской лицей, где готовят специалистов по выращиванию устриц, а в 2015 году в Аркашоне открылся филиал Университета Бордо, факультет Океанографии Аквитании.

fhj5htyimage015 fhj5htyimage017 fhj5htyimage019Филиал университета Бордо в Аркашоне

Изначально в бассейне Аркашона разводили плоскую съедобную устрицу (Ostrea edulis).

В 1920 году этот вид устрицы был уничтожен эпизоотией устричного вируса, и была завезена «португальская» устрица (Crassostrea angulata), которая также погибла вследствие эпизоотии 1970 года.

Успешной оказалась попытка разведения «японской» устрицы (Crassostrea gigas).

В бассейне Аркашон на площади около 1800 гектар производится примерно 18000 тонн устриц в год. Собранная устричная молодь поставляется в различные районы Франции, где также выращивают устриц.

Именно лагуна Аркашон является самым крупным в Европе поставщиком устричной молоди – большинство выращенных во Франции устриц происходят именно из бассейна Аркашона.

Мягкая и качественная вода в лагуне, плодородный грунт и мягкий климат, обеспечивают идеальные условия для размножения вогнутых устриц («крёз»).

Ежегодно более 3 миллиардов молодых устриц отправляется отсюда на устричные фермы в Бретань, Нормандию, в Poitou-Charentes, и на Средиземноморское побережье, в район Нарбонна.

В пищу идут устрицы, достигшие трехлетнего возраста. Устриц принято запивать белым вином местного производства.

В Gujan-Mestras есть «Maison de l’Huître» – «Дом устриц», там музей, рассказывают об истории «устричного дела» в бассейне Аркашон, показывают фильм, а потом ведут в специальный ресторан в Port de Larros дегустировать устриц с белым вином. Обязательно подают лимон, масло и хлеб. Вино – плохое… Хлеб с маслом – вкусные!

Бассейн Аркашон имеет четыре географических района выращивания устриц, распределенных между северной и южной сторонами залива. Расположение конкретного района оказывает влияние на вкус культивируемых в данном районе устриц, которые питаются планктоном в естественной среде:

– устрицы, выращенные у banc d’Arguin, имеют сладковатый вкус с молочными и морскими нотками.

– устрицы, выращенные у «Île de Oiseaux»,, имеют богатый вкус с минеральными и растительными «нотками».

– устрицы, выращенные у косы Cap-Ferret, обладают тонким ароматом цитрусовых и свежих овощей.

– устрицы, выращенные у Grand Banc, имеют привкус белых фруктов и обжаренных лесных орехов.

Но, отметим, что в последние годы наметилась устойчивая тенденция к загрязнению вод лагуны Аркашон.

Основные источники загрязнения – это и урбанизация, увеличением количества населения, бытовые стоки (к ливневым стокам примешиваются стоки из населённых районов и с транспортных магистралей, проходящих вокруг залива, и всё это попадает в лагуну), внесение удобрений и пестицидов на сельскохозяйственных участках, расположенных вокруг лагуны, морские увеселительные прогулки, многочисленные яхты и катера.

Несмотря на то, что анализы, проведённые университетом Бордо, не показали какой-либо биоаккумуляции загрязнений, употребление устриц  и иных моллюсков регулярно запрещается специальными постановлениями префектуры, на основании различных тестов, производимых подразделениями французского института IFREMER. Правда, производители устриц оспаривают достоверность таких тестов, выполняемых на мышах, и призывают к внедрению новых, более надёжных, испытательных технологий.

Издавна земли возле Бордо славились своими винами, еще в IV веке римский поэт Азоний разбил здесь обширный виноградник, который сегодня является престижным «крю» Сент-Эмильона (поместье «Шато-Озон»). Райны производства вина около Бордо это – Антр-де-Мер («междуречье»), Либурне («Сент-Эмильон», «Помроль», «Лаланд-де-Помроль»), Грави и Медок (левый берег Жиронды и Гаронны)и правый берег Жиронды и Дордони («Бур-Блай», «Кот де Блай», «Кот де Бург» и Либурне)

Производятся белые и красные вина. От цвета местного вина, которое при Петре I называли «бардеус», происходит русский эпитет «бордовый».

В окрестностях Бордо работают около 14000 производителей вин, под виноградники занято около 200 тысяч гектаров, а годовой объём производства вина составляет 700 миллионов бутылок.

Красные вина производятся из винограда сортов «каберне-совиньон», «мерло», «каберне-фран», «пти-вердо», «мальбек», «карменер». Белые вина Бордо производят из сортов «совиньон-блан», «семильон» и «мускадель».

В 14 км к востоку от Аркашона, в юго-восточной части Гасконского залива, раскинулось одно из самых больших болот страны – Le Teich, почти целиком занятое территорией птичьего заповедника «Parc Ornitholodidue du Teich» – одного из двух крупнейших орнитологических природных парков Франции.

 fhj5htyimage021

Лес Ландов (Forêt des Landes) – это огромный лесной площадью около 1 миллиона гектаров, самый крупный на территории Западной Европы.

 fhj5htyimage023План регионального заповедника Гасконские Ланды

Окаймлённые атлантическим побережьем Франции «Сôte d’Аrgent»Серебряный берег»), Леса Ландов имеют форму треугольника, расположенного на территории трёх департаментов (Жиронда, Ланды и Ло и Гаронна.

Большая часть лесного массива находится в частной собственности, но несколько участков вдоль побережья бассейна Аркашон принадлежат государству.

Основную часть лесных насаждений составляет приморская сосна. Она растёт на площади примерно в 950 000 гектаров.

 Лес Ландов почти полностью является искусственным насаждением. Массовая высадка сосен на территории природной области Пеи-де-Бюш была предпринята в XVIII веке с целью остановки продвижения зыбучих песков и осушения почвы.

Лесные участки покрыты сетью широких просек и дорожками (прорубленными для ограничения распространения пожаров и облегчения доступа пожарных бригад) на расстоянии километра друг от друга.

Вместе с соснами в лесах Ландов хорошо уживаются другие виды деревьев, к примеру, дуб, представленный здесь несколькими видами: дуб белый,  дуб пиренейский (или чёрный дуб), дуб пробковый, дуб каменный.

Катастрофические пожары 1950-х годов в Лесу Ландов уничтожили свыше 300 тысяч гектар леса.

Сейчас количество пожаров в Лесу Ландов значительно сократилось благодаря принятию ряда противопожарных мер, «строительства» барьеров на пути распространения огня. Так, например, ширина просек составляет не менее длины двух сосен, что позволяет останавливать распространение пламени при пожаре. Построены наблюдательные вышки, бассейны с водой и т.д.

В Лесах Ландов регулярно проводятся исследования и эксперименты, целью которых является усложнение и повышение разнообразия лесонасаждений для увеличения природной сопротивляемости деревьев.

Немного о коммуне La Teste-de-Buch, расположенной на юге Аркашонского залива на территории департамента Жиронда в центре природной области Гасконских Ландов.

Сейчас La Teste-de-Buch  административный центр одноимённого кантона в округе Аркашон, департамента Жиронда, в исторической провинции Гасконь, а история La Teste-de-Buch очень тесно связана с историей края Pays de Buch (Пеи-де-Бюш) и Гасконскими Ландами.

Первые следы поселения человека в регионе датированы VIII веком до н. э., когда аквитанское племя боятов, обосновалось поблизости от места, где сейчас расположена коммуна. Они занимались рыбной ловлей, земледелием, впервые придумали способ добычи смолы и производства дёгтя, использовавшегося для конопачения судов, путём варки смолы в земляной печи.

Затем, в I веке, римляне основали галло-римское поселение, названное «Boïos», а также и порт, о чём свидетельствуют археологические находки, обнаруженные на месте прежде самостоятельного селения Ламот. В ходе раскопок последних лет были найдены фундаменты построек галло-римской эпохи и эпохи Меровингов, в том числе фанум, часовню и погрузочную площадку.

Но достоверные сведения об истории региона появляются, начиная с Раннего Средневековья, когда Captal de Buch правили в этой части края Pays de Buch, а в состав капталата входили церковные приходы Le Teich, Gujan и Gazaux.

Титул Captal de Buch (капталь де Бюш) существовал в эпоху Средневековья и вплоть до Французской революции – так именовались сеньоры аквитанского края Pays de Buch.

В Средневековье для предупреждения морских набегов вокруг Аркашонского залива построили несколько наблюдательных башен. Одна из таких башен была возведена на месте, где сейчас находится имение «Château de Ruat». Именно эта примитивная постройка превратилась в Позднем Средневековье в жилище капталей де Бюш.

В настоящее время в этом имении живут наследники знаменитых капталей сеньории Бюш. Однако, после визита императора Наполеона III к владевшему в то время поместьем министру внутренних дел генералу Эспри Эспинасу, решётчатая ограда центральной аллеи имения более никогда не открывалась для посетителей.

Население этого района издавна занималось рыбной ловлей (ловля с берега, а также в Аркашонском заливе), лесным хозяйством – рубкой деревьев, добычей смолы и смоловарением, виноградарством, сельским хозяйством, хотя, например, выращивание овец и коров ландской породы не было широко распространено.

Были мелкие ремесленников – булочники, столяры, кузнецы, бочары и др.

Дома в городке строили абсолютно бессистемно, прямо среди виноградников и огородов. На некоем подобии улиц деревянные хижины чередовались с несколькими низкими домами, побеленными известью.

Смолокуры, трудившиеся в лесу La Testa, пять дней жили в деревянных сараях в лесах, а на выходные возвращались в город.

Жизнь была сурова, болезни, вызванные плохим питанием, в частности пеллагра, были широко распространены среди жителей.

Основным источником дохода на протяжении долгого времени было освоение лесов, образованных двумя тысячелетними массивами – один в центре территории коммуны, второй возле Аркашона. Эти леса и стали основой Forêt des Landes («Леса Ландов»).

Оставшаяся территория коммуны в те времена была занята зыбучими песками, которые доставляли крупные неприятности жителям города.

Летом даже слабый ветер поднимал большие тучи пыли, а зимой, из-за слякоти, по дорогам невозможно было проехать. Общий вид посёлка оставлял впечатление бедности и уныния.

Приливы и отливы очень глубоко проникали в приморские солончаки и, порой, вода подступала прямо к порогу церкви.

На протяжении XIX века здесь выполнили глубокие исследования и предприняли множество экспериментов с целью повышения аграрной ценности равнины Cazaux.

В 1835 году стараниями «Компании по освоению и заселению Ландов» был прорыт канал Cazaux.

До того, как в 1845 году была проложена департаментская дорога, чтобы попасть из La Teste в Аркашон, следовало пересечь илистый солончак и ехать по очень плохой песчаной дороге. Поэтому переезды устраивали по воде, отплывая из порта La Teste на парусных пинасах или на гребных лодках, за вёслами которых сидели… крепкие женщины!

В конце 1855 года примерно 400 жителей Аркашона, проживавших в менее чем 300 виллах или деревянных домиках (некоторые из них были торговыми точками, открывавшимися только на летний сезон) обратились с ходатайством о выделении Аркашона в отдельную коммуну.

La Teste в это время развивался медленно, пытаясь сохранить «дедовские традиции» края Pays de Buch и пробудить к ним интерес туристов.

В начале XX века, в годы Первой мировой войны, здесь была авиабаза, и в то же время, получив от государства несколько сотен гектаров земли, Даниэль Меллер создал «Société immobilier Pyla-sur-Mer» («Общество недвижимости Пила-сюр-Мер»), заняв прекрасную территорию к югу от аркашонского района Muyo.

Начиная с 1950-х годов, город испытал настоящий демографический взрыв, который сопровождался сменой экономической деятельности.

Добыча сосновой живицы была почти прекращена из-за развития нефтехимической промышленности, завод «Lesca», занимавшийся перегонкой живицы, закрылся в 1970-х годах, несмотря на неоднократные программы поддержки, а последние смолокуры покинули леса в 1980-х годах. Следом закрылись лесопилки и исчезли последние упряжки мулов, тащивших из леса огромные сосны.

Разведение устриц также начало терять свою прежнюю привлекательность, на смену остроконечным пинасам пришли плоскодонные паромы, а на месте старых устричных сараев, которые красили дёгтем, появились современные ангары.

Расширение старой автодороги RN650 улучшило транспортную связь района с другими частями департамента.

В жилых кварталах курорта Pyla-sur-Mer бурным темпом росла недвижимость, возводимая на стороне Cazaux и La Teste, а также промышленные зоны.

La Teste-de-Buch остаётся одной из самых крупных, по размеру своей территории, коммун Франции. Это собственно сам город La Teste-de-Buch, деревня Gazaux и курорт Pyla-sur-Mer.

В 1976 году от La Teste-de-Buch отделили район Cap-Ferret и присоединили его к коммуне Lege, образовав коммуну Lege – Cap-Ferret.

На окраине Gazaux находится военная база и военный аэродром.

Первое здание вокзала La Teste-de-Buch было открыто 6 июля 1841 года, когда сюда прибыл первый железнодорожный состав из Бордо (он располагался возле заставы Barrière de Pessac). В то время вокзал был конечной остановкой первой и единственной железнодорожной линии всего юго-запада Франции. Ею пользовались путешественники, направлявшиеся в Аркашон на морские купания. В 1857 году линию продлили до Аркашона.

В 1876 году ещё одна железнодорожная линия длиной 13 километров связала вокзал La Teste-de-Buch с озером Cazaux.

Сейчас междугородние автобусы «Baïa» (ходят редко!), маршруты 1 и 5, а в летнее время 6 и 7, обслуживает городки южной части Аркашонского залива (Аркашон, La Teste-de-Buch, La Hume, Le Teich, Gujan-Mestras), и ходят до зоопарка, «парка развлечений», аквапарка, ипподрома и т.д. Но лучше на машине…

Автобусы сети «ého!» (бесплатный проезд!) обслуживают Аркашон, и центральную часть La Teste-de-Buch.

Бесплатный проезд связан с усилиями властей уменьшить количество автомобилей, который фактически заполонили весь Аркашон и окрестности, и отнюдь не способствуют нормализации экологической обстановки. Но так как автобусы ходят довольно редко, то уменьшения количества автомобилей пока не отмечается, наоборот, с каждым годом, в связи с увеличением отдыхающих и туристов, их становится всё больше и больше.

В Аркашоне автомобили паркуют, где только можно, кроме того, там много стоянок и подземных, и наземных. Большое неудобство для парковки представляют узкие улочки.

fhj5htyimage025Автобусы «Baïa». Топливо – газ!

Мы жили в западной части Аркашона, в «Осеннем городе» на Avenue de la République, недалеко от собора Св. Фердинанда. Дом был старый, ему более ста лет, в нашем распоряжении были две большие комнаты, большая кухня, внутренний дворик – нижний и верхний, ванна, туалет. Была газовая плита, холодильник, стиральная машина…

fhj5htyimage027«Дом, милый дом…»

 fhj5htyimage029«Наш» дом. Верхняя терраса

Очень комфортно, в доме было всё – старая мебель, 40-50 годов ХХ века, различная посуда, кухонные полотенца и т.д. Если с утра закрывать ставни, то днем в жару, в доме даже прохладно. Ночью, при открытых окнах, охлаждал бриз, даже бывало и холодновато.

Стоит отметить, что в 9-10 часов вечера этот район вымирал, и, кроме туристов, никто по улицам не проходил (но они бродили и по ночам), а все ставни в домах наглухо закрывались. Кондиционеров я там не видел, в частных домах и виллах, по крайней мере. В отелях вероятно, есть…

Неудобств проживания было два – Avenue de la République, если не главная, то всё равно, довольно проездная магистраль, и машины по ней ездили, и, кроме того, парковались прямо под окнами… А у французов есть привычка громко хлопать дверьми автомобилей и долго, и громко разговаривать, прощаясь – многие уезжали по ночам, чтобы не попасть в пробки…

Очень шумели и мусоровозы, а по утрам их ездило много – так как каждый забирал мусор из своего контейнера. Правда, через несколько дней к шуму мы привыкли… И частое «тук-тук-тук» – стук колес чемоданов по плитке тротуаров, туристов идущих в сторону вокзала (до него примерно 15-20 минут пешком).

Второе неудобство – до нормального пляжа надо было идти с полчаса. Утром ещё ничего, а вот обратно, да по жаре… Как говорится «не комильфо», уж простите мне мой французский. Но до остановки, точнее швартовки «Bus de Mer» было идти всего 10 минут…

И третье… Пожив и поездив по Франции, я понял, чего не умеют готовить французы. Нет, кухня у них великолепная, этого не отнять! Но… Они не умеют жарить мясо – оно либо с кровью, ли жесткое – даже свинина. Они  почему-то не отбивают бифштексы, хотя, что может быть проще?

И хлеб… Либо «американского типа», для «sandwich», черствеющий через неделю, а то и две, либо знаменитый классический французский багет, вкусный лишь тогда, когда он свежий и мягкий, а через несколько часов его можно только на сухари пускать или на гренки в луковом супе.

При этом выпечка – великолепная: воздушные круассаны, тарталетки, всякие разные  пирожные!  Ммм!!! Пальчики оближешь!

Кстати, а что можно купить во Франции из еды, меньше чем на один евро? Скажу – багет, он стоит 90 центов, минибагет – 50. Мини-пирожное или мини-пончик (на один укус) – 15-20 центов, 5-6 штук вполне можно купить. Так что даже с 1 евро в день с голодухи не помрешь… Похудеешь, конечно… Но некоторым это даже полезно! Вода из-под крана – бесплатно, а краны или колонки  с питьевой водой установлены почти во всех городах…

От Аркашона до Бордо ехать примерно 50 минут, на поездах TER Aquitaine, которые ходят каждый час (в выходные – реже). Приходит два-три раза в день и скоростной поезд TGV из Парижа.

Вокзал Аркашона небольшой, мест для ожидания немного. Большинство отъезжающих приходят минут за пять до оправления поезда. Обычно из Аркашона поезд уходит полупустой, но в Бордо часто приходит набитый под завязку… Как и из Бордо – все едут в Аркашон! Люди приезжают разные – от семейных пар с детьми, пожилых людей, явно приезжающих на один день позагорать, молодежи с велосипедами (и не только молодежи), непонятных личностей «клошарного» вида. Что интересно, в Аркашоне очень мало, точнее почти нет, как бы «потолерантнее» сказать, «жителей» Африки, Магриба и Азии… В отличие от Бордо, увы… Но это серьезная проблема Франции и Европы в целом, да и не об этом сейчас речь…

Метрах в ста от вокзала находится «туристический офис», где предоставляют любую информацию для приезжих – как куда пройти, как доехать, где и какой банк. Молодые сотрудники очень любезны, спокойны и доброжелательны. Около офиса останавливаются и туристические автобусы, и «паровозик», который везет по «Зимнему городу» и завозит в «Мавританский парк».

От вокзала Бордо до аэропорта Бордо – «Bordeaux-Mèrignac» каждые полчаса ходит комфортабельный автобус (остановка около стоянки такси), стоит 7 евро. Также до аэропорта можно добраться на автобусе от станции городка Pessac. Такси от аэропорта Бордо до Аркашона стоит 110-115 евро.

Аэропорт Бордо небольшой, но очень уютный и спокойный, информация очень хорошо поставлена. Отдельный зал (Hаll A) – вылеты Air France, Наll B – другие авиакомпании, частности, «Turtish Airlines», через Стамбул, во многие города Франции и мира. Мы и летели «Turtish Airlines» и  туда и обратно, через Стамбул… Всё хорошо, но аэропорт им. Ататюрка в Стамбуле огромный, информация «хромает», и сидеть в ожидании рейса на Бордо надо было два часа, а обратно – почти четыре… И рейс был ночной, в Москву прилетели в два ночи… Но что поделаешь – зато дешёво!

Ну «что ещё сказать про Аркашон»? Прекрасная погода, море, великолепный воздух, вино, сыр, оливки… Что ещё надо человеку?

В Аркашоне жили, отдыхали и творили многие знаменитые французские (и не только) писатели, поэты, драматурги и философы.

Французский философ Жан-Поль Сартр в юности проводил летние месяцы в Аркашоне у бабушки с дедушкой и здесь же в 1914 году был определён в школу, где, как вспоминал Сартр в автобиографической повести «Слова», учитель держал его возле себя, чтобы «оградить мальчика от вульгарности».

Также здесь отдыхали Франсуа Мориак, Ролан Доржелес и Пьер Бенуа, которых привлекал сюда прохладный бриз.

Писатель Марсель Эме провёл год, с августа 1939 по август 1940 года, на «Villa Takis» в Cap-Ferret. После этого он заказал постройку Villa Pouquette на косе Cap-Ferret, а драматург Жан Ануй, сдавший «Villa Takis» в аренду, заказал постройку «Виллы Рыбаков» (Les Pêcheurs) рядом с церковью.

В 1932 году супруги Морис и Жанна Пике заказали строительство роскошной «Villa Totsy», в пригороде Аркашона Pyla cur Mer.  Дочь Жанны Пике, Симона, часто приезжала сюда вместе со своим мужем, писателем Андре Моруа.

Итальянский драматург Габриэле д’Аннунцио провёл шесть лет, с 1910 по 1916 год, на «Villa Saint-Dominique», расположенной на хуторе около знаменитой Duna de Pilat, и все эти годы он жил под псевдонимом, поскольку… скрывался от своих кредиторов! Находясь в Аркашоне, он написал роман «Леда без лебедя», а также драму на французском языке «Мученичество Святого Себастиана», которую положил на музыку Клод Дебюсси, представив свою работу в Париже в мае 1911 года.

Французский поэт Жозе Мария де Эредиа также обосновался в Аркашоне в 1913 году вместе с дочкой Луизой, которая была замужем за писателем Пьером Луи. После развода, в том же 1913 году, она купила вместе со своим новым супругом виллу, названную «La Symphonie». Их зять, супруг её сестры Марии, поэт Анри де Ренье, не ценил достоинства курорта и очень редко наведывался в Аркашон. А вот Мария очень любила Аркашон и после смерти своей сестры Луизы в 1930 году именно она унаследовала виллу.

Французский писатель и режиссёр Жан Кокто поселился на противоположном берегу лагуны Аркашон в устричной деревушке Piquey, где он провёл время с августа по октябрь 1917 года. Его очаровало спокойствие и простоватость этого места. «Мы не встретили никого, кроме двух рыбаков, только солнце нагревало красивую дюну…», написал он в своих мемуарах. Пользуясь моментом, он купался, загорал, а также охотился и рыбачил.

Потом Жан Кокто переехал в отель Шантеклер вслед за своим другом художником-кубистом из Бордо Андре Лотом, где они встретили композитора Жоржа Орика, писателя Раймона Радиге, а также супругов Жана и Валентину Гюго. На сохранившейся фотографии «Курортной жизни в Пике» можно видеть Жоржа Орика, Жана Кокто и Жана Гюго, а также на заднем плане Раймона Радиге, Франсуа де Гуи и Рассела Грили.

Жан Кокто писал своей матери: «С полудня и до 16 часов солнце настолько сильное, что мы сожгли ноги, сидя на балконе. Над столом, где я пишу тебе письмо, я нашёл настоящее ласточкино гнездо».

Жан Кокто часто возвращался в полюбившуюся ему деревушке Piquey в период с 1918 по 1923 год вместе со своим юным «приятелем» Раймоном Радиге, который здесь написал часть своего романа «Дьявол во плоти», а также закончил в 1923 году роман «Бал графа д’Оржель».

Жан Кокто закончил здесь свою драму «Le Baron Lazare», и, совместно с Радиге, написал либретто «Поль и Вирджиния».

Раймон Радиге умер в Париже в 1923 году от брюшного тифа, приобретённого в Аркашоне. Жан Кокто потом долгое время избегал Аркашонской лагуны, и вернулся только в 1937-1939 годах, уже со своим новым «другом», актером и скульптором Жаном Маре. В те годы Ж. Кокто написал «Потомак» и начал «Адскую машину».

qwertyuioСлева направо: Жан Кокто, Габриэле д’Аннунцио, Жозе Мария де Эредиа, Раймон Радиге

…Интересно, что в годы Второй мировой войны, с весны 1944 до начала 1945 года в Аркашоне был расквартирован 950-й «Индийский легион» Вермахта (2500 человек).

Участия в боевых действия «легион» так и не принял… 

fhj5htyimage035 fhj5htyimage037 fhj5htyimage039 fhj5htyimage041На таких лодках раньше ходили в море…

fhj5htyimage043 fhj5htyimage045 fhj5htyimage047 fhj5htyimage049

А.А. Каздым

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках

Автор: РЕДАКЦИЯ

Редакция сайта

Яндекс.Метрика