Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Абсолютная власть плюс исламизация всей страны

Абсолютная власть плюс исламизация всей страны

Победа Эрдогана может стать поражением Турции

Erdogan_gesturing_Rabia

Минувшим летом, когда на парламентских выборах в Турции правящая Партия справедливости и развития (ПСР) президента Тайипа Реджепа Эрдогана получила всего около 40% голосов, аналитики были единодушны: коалиционные переговоры ПСР ведет лишь для вида. На самом же деле Эрдоган намерен гонять соотечественников на избирательные участки до тех пор, пока его партия вновь не получит абсолютное, а еще лучше – конституционное большинство в парламенте. В то же время накануне назначенных на 1 ноября внеочередных выборов кое-кто со ссылкой на усугубляющиеся внутренние и внешние проблемы Турции прогнозировал ПСР еще более скромные результаты.

Путем Путина

Эрдоган, однако, не ждал милостей ни от природы, ни от избирателей. Он пошел по пути, опробованному Путиным и обеспечившему ему победы на выборах и заоблачный рейтинг. На этот путь турецкий лидер вступил вовсе не вчера. Еще в начале 2010 г. он прибрал к рукам две медиагруппы, принадлежавшие его тогдашнему союзнику и нынешнему заклятому врагу Фетхуллаху Гюлену. Далее власти начали наступление на «Джамаат Гюлена», признанный террористической организацией, а также борьбу с внутренней оппозицией при почти неприкрытой поддержке «Исламского государства» (ИГ). Ответом на «неправильное» поведение избирателей нынешним летом стал дальнейший рост давления на оппозиционную прессу, усиление насилия по отношению к курдам и подогревание в обществе ощущения опасности.

А что еще остается Эрдогану, которому, как и Путину, нечем реально хвастаться? В международном плане – провал распропагандированной политики расширения влияния Турции на Ближнем Востоке. В Египте пал дружественный режим «Братьев-мусульман», а сирийский диктатор Асад, несмотря на помощь оппозиции со стороны Анкары, Вашингтона и ЕС, не только усидел, но и получил шанс победить в гражданской войне, «подкинув» Турции более 2 млн беженцев.

Во внутренней политике – не только проблемы с беженцами, но и возобновившиеся теракты, в которых за последние пять месяцев погибли более 200 человек. Бывшие и ранее непростыми взаимоотношения властей с курдами и Курдской рабочей партией грозят превратиться в гражданскую войну.

В экономике положение также непростое. Турецкая лира за последние два года упала почти вдвое, экономический рост за последние четыре года замедлился с 9 до 3%, почти прекратился рост промышленного производства и экспорта, серьезно сокращаются инвестиции.

В условиях демократии это означало бы, что на выборах правительство должно получить если не красную, то хотя бы желтую карточку. В определенной мере это и случилось 7 июня. Однако затем пропагандистам Эрдогана – в полном соответствии с путинской стратегией – удалось задобрить подарками одних избирателей и запугать других, внушив им, что альтернатив новому султану нет.

Пугать было чем. Вспоминали, что все три коалиционных правительства, руководивших Турцией в 1960-е, 1970-е и 1990-е гг., доводили ее до политического и экономического кризисов, а то и до военного переворота. Напоминали о недавних терактах и поясняли, что защитить от них может только «сильная рука». Чтобы заставить религиозных курдов не голосовать за прокурдскую Демократическую партию народов, ее выставляли защитницей прав сексуальных меньшинств. Пропрезидентская пресса предупреждала: нельзя в столь сложный момент вручать ответственность за страну в руки нестабильной коалиции, которая только и ждет, чтобы под видом расследований коррупции «распилить» скопленное Эрдоганом национальное достояние.

Определенную роль сыграло и то обстоятельство, что, в отличие от выборов 7 июня, нынче ПСР смогла вновь внести в свои списки «раскрученных кандидатов». Летом их пришлось исключить, поскольку закон не разрешает избираться в парламент более трех раз подряд.

Кого найти, кому отдаться?

Важной была и поддержка, которую Эрдоган получил оттуда, откуда до недавнего времени не мог ее ожидать. За две недели до выборов, несмотря на критику, на поклон в Турцию отправилась канцлер ФРГ Ангела Меркель. Вот уже более десяти лет она всеми силами тормозит переговоры о вступлении этой страны в ЕС, но нынче, вляпавшись в историю с беженцами, ищет выход из сложившейся ситуации и полагает, что может найти его на берегах Босфора.

В обмен на помощь в этом вопросе Меркель обещала Турции поддержку на пути в ЕС, отмену виз, признание безопасной страной и немало денег (СМИ называют сумму в 3 млрд €, которые ЕС якобы готов платить Турции за то, чтобы она лучше защищала свои границы от проникновения сквозь них в Европу сирийских беженцев).

Пока трудно прогнозировать, насколько Турция готова выполнять просьбы европейцев (те не сильно уверены в партнере, поскольку президент Европейского совета Дональд Туск уже заявил, что все выплаты и льготы будут предоставляться только в случае, если Турция действительно поможет уменьшить приток мигрантов), однако для Эрдогана это уже несущественно. Накануне выборов он получил нужную ему картинку: всесильный канцлер ФРГ выпрашивает поддержку у автократического лидера, которого недавно подвергала критике за попрание прав человека и подавление оппозиции. Более того, договариваясь с Эрдоганом о том, чтобы тот надежно защищал 10 тыс. км своей границы, Меркель, по сути, признавала, что ее утверждение о том, что ФРГ не в состоянии защищать 3000 км своих границ, является ложью.

Попытка Меркель и ЕС переложить ответственность за свой нынешний и будущие провалы на Турцию по-человечески понятна, но вряд ли удастся. Да, Эрдоган не прочь получить от ЕС 3 млрд €, небольшую часть которых потратит на беженцев, а остальную – на латание дыр турецкой экономики. Однако он вряд ли станет увеличивать и без того колоссальное число беженцев в своей стране. Не зря же турецкий премьер Ахмет Давутоглу в ходе беседы с Меркель подчеркивал, что лагеря для беженцев должны быть созданы не в Турции, а в Сирии, вблизи турецкой границы. А после отъезда канцлера, комментируя для прессы итоги переговоров, заявил: «Никто не должен ожидать от Турции, что она превратится в страну, где все мигранты будут содержаться, как в концлагере».

Эрдоган, как и Путин, никогда не скрывал того, что считает европейских политиков слабаками и демагогами, которые много говорят о принципах, но часто готовы продаться за подходящую цену. Вот и ныне: чтобы не видеть сцен пограничных столкновений с беженцами на рубежах ФРГ и других европейских стран, Меркель со товарищи готовы за деньги налогоплательщиков купить себе индульгенцию. С глаз долой – из сердца вон. А пока, чтобы не злить понадобившегося Европе Эрдогана, лицемерные европейские политики отложили планировавшуюся еще до выборов публикацию отчета ЕС о прогрессе на переговорах с Турцией. Уж больно неприглядная картина. Но теперь выборы прошли, и можно с показным негодованием клеймить их победителя, которому на это наплевать.

Стабильность вместо прогресса

На нынешних парламентских выборах партии Эрдогана не удалось получить конституционное большинство, необходимое для изменения Основного закона с целью закрепления, по сути, пожизненного владычества лидера ПСР. Однако партия провела в Меджлис 316 депутатов, что позволит ей сформировать однопартийное правительство и не только игнорировать оппозицию, но и уничтожить ее. Или, применяя метод кнута и пряника, сперва хорошо прижать, а затем получить в обмен на ослабление давления 50 недостающих голосов для превращения Турции в президентскую республику.

В общем, можно прогнозировать дальнейшее обострение конфликта консервативных исламистов, которых собрал под своими знаменами Эрдоган, с армейским генералитетом, ветеранами спецслужб, судейским корпусом, курдами, партийными оппонентами, последователями Гюлена, сторонниками сохранения традиций Кемаля Ататюрка, левыми и правыми националистами, светскими кругами и вообще с кем угодно, чьи воззрения на будущее Турции противоречат мнению президента. Эрдоган на ближайшие годы остается единственным и беспрекословным политическим лидером Турции, что хорошо для него, но губительно для страны. Тем более что президент не скрывает своих намерений все более активно возвращать в турецкую общественную и государственную жизнь влияние ислама, ограниченное в свое время создателем Турецкой республики Кемалем Ататюрком. Не случайно предвыборные речи Эрдогана содержали гневные тирады в адрес «неверных» и обещание завоевать для мусульман Иерусалим, а турецкий премьер в своем первом официальном заявлении 21 раз употребил слово «Аллах».

Что еще роднит системы Эрдогана и Путина – это необходимость удержания власти любой ценой. Как и Путин, Эрдоган понимает, что появление в стране независимой юстиции означало бы для него неизбежное уголовное преследование и весьма серьезное наказание.

Ирония судьбы: страх заставляет Эрдогана кошмарить страну, население которой из опасения ухудшения обстановки голосует за Эрдогана. Вот что написал по этому поводу в Facebook украинский дипломат и общественный деятель Богдан Яременко, долгое время проработавший генконсулом Украины в Стамбуле: «Несколько раз довелось слышать от различных турок пояснение результатов парламентских выборов. В Турции резко обострилась террористическая угроза, активизировались курдские экстремисты и „Исламское государство“, в разгаре война в Сирии, наполняющая страну беженцами; практически не осталось соседних стран, с которыми не было бы проблем в отношениях; не все в порядке в экономике, упали доходы от туризма, партии оказались не готовыми к компромиссу и созданию коалиции… Избиратели устали от всего этого и проголосовали за стабильность. Устали от проблем – и проголосовали за партию, которая причастна к возникновению большинства этих проблем…»

Марк ГРИНБЕРГ

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика