Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная | Аналитика | А в ответ – тишина…

А в ответ – тишина…

Власти никак не реагируют на моббинг еврейских школьников.

В начале 2017 г. в Еврейскую общину Дюссельдорфа стали один за другим обращаться дети и подростки, жаловавшиеся на участившиеся нападки и издевательства со стороны соучеников-мусульман. В частности, они рассказывали, что, по сути, стали в своих школах своего рода заложниками, на которых приверженцы ислама вымещают свое возмущение политикой Израиля.

Поскольку обращавшиеся просили о помощи, руководство общины организовало 22 мая встречу с ними, чтобы они могли озвучить свои проблемы. Выслушать их специально приехал из Берлина посланник израильского посольства Рогель Рахман. Были приглашены также представители районных властей и отдела школьного образования, которых предварительно проинформировали о сути проблемы (правда, районное руководство не сочло приглашение заслуживающим внимания). На встрече школьники рассказали о том, что слово «еврей» в их окружении все чаще употребляется в качестве ругательства. Один из учеников поведал, как арабский одноклассник заявил ему, что тому должно быть стыдно за то, что он еврей. По словам одной из школьниц, ее постоянно донимают вопросом о том, «зачем Израиль делает все это». Вспомнили и о том, что еврейским школьникам учителя порой дают провокационные темы для рефератов – например, о конфликтах с палестинцами за водные источники. Обосновывают педагоги это тем, что, мол, Израиль – родина евреев. «Только потому, что я еврей, я должен рассуждать о вещах, о которых не имею понятия», – жалуется один из участников встречи.

Беженцы усугубили проблему

Одна из школьниц пожаловалась, что в ходе дискуссии о конфликтах вокруг источников воды ее обвинили в том, что Израиль якобы отравляет палестинские колодцы. Другие участники встречи подтвердили это, подчеркнув, что ситуация еще более усугубилась в связи с притоком беженцев, который значительно повлиял на взаимоотношения со школьниками из турецких семей. В то время как один из участников дискуссии признался, что вообще перестал «спорить с арабами», другой добавил, что в силу их численного преимущества вообще предпочитает не вступать в подобные беседы: «В большинстве случаев это добром не заканчивается».

От израильского посланника дети получили совет заранее запастись ответами на критические вопросы и абсурдные обвинения в адрес Израиля, от представительницы школьного ведомства – обещание разобраться в ситуации и заверение в том, насколько ответственно чиновники подходят к вопросам межкультурных взаимоотношений. Менее оптимистично прозвучало выступление учительницы Тамары Гуггенхайм, которая позволила себе усомниться в том, что более глубокие знания о ближневосточном конфликте защитят еврейских учеников от нападок. Она рассказала, что детей в школе до сих пор спрашивают, правда ли, что евреи на Пасху забивают христианских младенцев, и обвиняют в том, что Израиль отравил воду в Иордане. «Что на это должен отвечать еврейский ребенок?» – задается риторическим вопросом учительница.

Поработала только община

После встречи общинное руководство взялось за работу. В сентябре отрылся консультационный пункт «Sabra» для жертв антисемитизма. Там заинтересованные лица могут получить не только консультации юриста, но и совет… театрального педагога о том, как правильно выстроить свое ролевое поведение в неординарных ситуациях. По словам административного директора общины Михаэля Сцентая-Хайзе, сейчас «Sabra» разрабатывает специальную ролевую игру, которую затем планируется внедрять в школах. «При этом речь не идет о том, чтобы изменить поведение тех, кто выступает источником агрессии, – поясняет Тамара Гуггенхайм. – Единственное, что меня интересует, – защита наших детей и усиление их позиции». «Я не чувствую себя ответственным за антисемитские нападки, которым внешнее окружение подвергает наших детей, – соглашается с ней Сцентай-Хайзе. – С этим должно разбираться наше нееврейское окружение».

Должно, но, увы, пока не занимается этим. Так, в декабре минувшего года в ответ на запрос нашей редакции районные власти сообщили, что им неизвестны «конкретные случаи моббинга еврейских детей мусульманскими соучениками в школах Дюссельдорфа». Не смогли чиновники вспомнить и про приглашение на встречу в Еврейскую общину Дюссельдорфа. Сама же община уверяет: по электронной почте проинформировали районное руководство о проблеме и сообщили о месте и времени проведения связанной с этим дискуссии. Плюс повторили приглашение устно. «Конечно, теперь можно сказать, что это не было официальным приглашением, – пожимает плечами Сцентай-Хайзе, – но и устное приглашение – тоже приглашение».

Что касается отдела школьного образования, то там удивлены обвинениями в бездействии после встречи со школьниками в общине. Здесь указывают на «активизацию контакта» с общиной и ее новым консультационным пунктом и напоминают о договоренности между руководством ведомства и общины о том, что со следующего года тема будет более глубоко прорабатываться в ходе повышения квалификации учителей.

«Туманный» ответ

Михаэль Сцентай-Хайзе называет подобный ответ «туманным». Упомянутая «активизация» контактов с общиной и ее консультационным пунктом была не чем иным, как рутинным представлением новой структуры, какое чиновники проводят для всех аналогичных образований. А его договоренность с руководителем ведомства об углубленной работе с учителями стала следствием вовсе не инициативы чиновников, а его настойчивости, проявленной в ходе уже упомянутой майской встречи в общине. Что же касается самих властей, то от них до сих пор не последовало ни единого приглашения к контакту. «Беседа со школьниками состоялась в мае. И с тех пор никаких сигналов от отдела школьного образования не поступало, – констатирует Сцентай-Хайзе. – Вообще-то я ожидаю от общества большинства определенной реакции на моббинг еврейских школьников. Но до сих пор я не вижу никакой реакции». Никак не проявили своей заинтересованности и христианские конфессии. «Наша реакция – единственная, которая мне известна», – с грустью констатирует представитель общины.

Еврейская гимназия – единственный выход?

Для еврейских школьников после майской встречи ничего по сути не изменилось. Они по-прежнему вынуждены сносить нападки и издевательства со стороны своих соучеников в государственных школах Дюссельдорфа. Тамара Гуггенхайм рассказывает, что все больше еврейских учеников предпочитают посещать общие уроки религии, чтобы в табеле у них присутствовал этот предмет, а не еврейская религия, «выдающая» их принадлежность к еврейскому народу. Школы, особо проблематичные для еврейских учеников, учительница знает поименно. Да и источники напастей за прошедшие месяцы не изменились: «Правых радикалов у нас очень мало, да они в этом возрасте предпочитают скрывать свои убеждения. Левых радикалов, среди которых обычно много антисемитов, в школах почти нет. Это мусульманская среда», – уверен Михаэль Сцентай-Хайзе.

Это невольно подталкивает к выводу об особом значении открытой в 2016 г. Еврейской гимназии. «Шесть лет назад мы начали планировать недавно открывшуюся гимназию, – поясняет административный директор общины. – Все эти годы мысль о том, что это заведение ко всему прочему должно служить еще и убежищем для наших детей, даже не возникала. Однако после майской беседы с учениками этот аспект приобрел особое значение». Увы, старшеклассникам появление Еврейской гимназии уже не поможет в решении проблемы, но родителям более младших школьников нынешняя ситуация в государственных школах дает основание задуматься о том, чтобы записать своего ребенка в Еврейскую гимназию.

«Так долго, как тогда, мы ждать не будем»

Но как могло случиться, что через 73 года после Шоа антисемитизм в Германии вновь поднимает голову? Ответ на этот вопрос Михаэль Сцентай-Хайзе начинает с 1967 г. и выигранной Израилем Шестидневной войны: «До тех пор левые недооценивали Израиль. Но после этого в их глазах Израиль стал сильным государством, и это все изменило. А сегодня левые насквозь пронизали германское общество – они среди учителей, журналистов и представителей прочих профессий, влияющих на общественное мнение. Мы же продолжаем считать левых своими естественными союзниками против правых радикалов…»

Это весьма непростое признание для Михаэля Сцентая-Хайзе, который с 16-летнего возраста носит в кармане партбилет члена СДПГ. «К тому же в Германии уже почти 5 млн мусульман, – добавляет он, – это усиливает тенденцию. Такова моя теория». Административный директор Еврейской общины Дюссельдорфа на мгновение замолкает, но тут же решительно сообщает: «Но так долго, как тогда, мы нынче ждать не будем. Эвакуировать 120 тыс. евреев из Германии можно за неделю». Куда именно, он не уточняет. Вместо этого предупреждает: «Но вы тогда останетесь жить с этими людьми…»

Петер ХЕММЕЛЬРАТ, «Еврейская панорама»

Перевод с немецкого. Оригинал опубликован на сайте: nrw-direkt.net

P.S.

Я сам обманываться рад

Согласно ответу правительства на запрос депутата Бундестага от Левой партии Петры Пау, в 2017 г. в стране в среднем регистрировались четыре правонарушения антисемитского характера в день. Всего было зафиксировано 1453 правонарушения, в том числе 32 случая применения насилия и 160 случаев порчи имущества. Это примерно равно показателю 2016 г. и немного выше, чем в 2015 г. В большинстве случаев (1377) правонарушения были «правоэкстремистскими или имели нечеткую правую мотивировку», лишь 33 случая полиция относит на счет абстрактных «ксенофобов», 25 считает «религиозно мотивированными», а один приписывает левым радикалам. О мусульманском антисемитизме в ответе не говорится вовсе.

Яндекс.Метрика