Интернет-газета KONTINENT на Facebook Интернет-газета KONTINENT в Одноклассниках  Интернет-газета KONTINENT ВКонтакте Интернет-газета KONTINENT в Twitter
Главная / Аналитика / Нагорный Карабах: истоки конфликта

Нагорный Карабах: истоки конфликта

Рамис Юнус
Автор Рамис Юнус

После того, как вышла моя статья под названием «Баку – черный январь 1990 года» про кровавые события в столице Азербайджана, в тогдашней агонизирующей стране советов и ко мне лично и в редакцию многих газет и интернет-изданий, где эта статья была опубликована от многих читателей стали поступать вполне резонные вопросы об истоках кровавого противостояния между Арменией и Азербайджаном. Ведь жили же веками бок о бок эти два народа и почему вдруг между ними пробежала такая «кошка», которая, судя по словам Роберта Кочаряна, бывшего президента Армении сделала так, что у азербайджанцев и армян сегодня «генетическое неприятие друг друга». Вот так, уважаемые читатели! Виновата во всем, оказывается, генетика! Впрочем, меня сегодня уже не удивляют такие пассажи из уст горе-политиков не только из Армении, но и из Азербайджана. Меня удивило недавно то, что, оказывается, есть немало желающих порассуждать «со знанием предмета» на эту болезненную для обоих народов тему и за пределами этих двух стран.

Не далее как на другой день после выхода вышеуказанной статьи я имел «интересную» беседу здесь в США с одним очень «крупным историком» и «знатоком» взаимоотношений этих двух народов, которая и подвигла меня к написанию данной статьи. Я уверен на все 100%, что в таком вопросе, как конфликт между Арменией и Азербайджаном по вопросу Нагорного Карабаха, у каждой стороны своя правда. И всегда, когда я пишу на эту тему, очень стараюсь представить, что мою статью будут в первую очередь читать мои оппоненты. И вот здесь находится та самая тонкая грань корректности, за которую нельзя переходить никогда, иначе тебя начнут обвинять в предвзятости. А о болезненности темы я вообще уже не хочу повторяться.

Вот потому я и задал самый обычный и простой вопрос своему русскоязычному американскому собеседнику, «знатоку вопроса», без всякой задней мысли, благо мой визави с пеной у рта хотел мне доказать правоту слов вышеуказанного горе-политика и стал обвинять в событиях января 1990 года исключительно азербайджанцев. А мой вопрос звучал так: «А сколько проживало азербайджанцев в Армении до начала конфликта?» И когда последовал ответ, «а какое это имеет значение?», то я сразу же хотел воскликнуть как легендарный герой Ильфа и Петрова, который, как вы, наверное, помните, весьма недвусмысленно изрек: «Вопросов больше не имею!», но я (в отличие от Остапа Ибрагимовича) все-таки сдержался и сообщив, что в Армении на момент начала конфликта жило почти 200 тысяч азербайджанцев, решил задать другой простой вопрос: «А куда же в одночасье исчезли все эти люди?» И когда мой собеседник опять удивленно не понял подоплеки моего вопроса, то мне стало понятным, почему у многих таких «горе-знатоков» возникает такая предвзятость и тенденциозность. Они просто не хотят этого знать, им так удобно, ведь они 25 лет говорят о том, что причиной начала конфликта в Карабахе стали погромы в Баку и Сумгаите, ни разу не обмолвившись о судьбе 200 тысяч мирно проживавших в Армении азербайджанцах и которые при помощи, наверное, разве что «инопланетян» оказались высланными в одночасье в Азербайджан. Даже далекий от этого региона человек поймет, что такое массовое переселение за короткий срок невозможно без погромов и актов вандализма. И потому я решил затронуть эту, еще раз повторяюсь, болезненную тему для обоих народов, т.к. с обеих сторон погибли люди и конфликт до сих пор не завершен, а переговоры, длящиеся уже 20 лет, не дали никакого результата.

В феврале 2015 года исполнилось 27 лет армяно-азербайджанскому конфликту, больше известному миру как «карабахская война». Это противостояние двух соседних народов, положило начало этническим конфликтам на территории бывшей СССР и ныне расценивается не только как самый затяжной, но и сложный в регионе, решение которого будет найдено явно не скоро. Об этом конфликте написано и рассказано очень много. Но в основном статьи и исследования посвящены истории и характеру происходящих событий. Цель настоящей статьи иная – определить цену этого конфликта, выявить изменения, произошедшие за эти годы в судьбе народов Азербайджана и Армении. Для лучшего понимания тех или иных данных, а также миграционных и демографических процессов, анализ потерь сторон и произошедших изменений даются в хронологическом порядке. При этом учитывается, что далеко не каждой цифре, приведенной в разное время конфликта, особенно на официальном уровне, можно верить.

В основу настоящего исследования положен разнообразный круг источников. Это и многочисленные материалы, и документы, составленными еще в 1988-1990 гг. из Прокуратуры и МВД СССР в связи с депортациями и погромами в обеих республиках, а также личные встречи и беседы с беженцами в тот период. Широко использованы материалы Государственных комитетов по статистике (Госкомстат) Азербайджана и Армении в 1989-1998 гг. и другие официальные документы конфликтующих сторон. В большом количестве использованы также материалы правозащитных и международных организаций («Хельсинки вотч», «Эмнести Интернэшнл», «Мемориал», ООН, Международная организация по миграции, Красный крест и др.) и, конечно, сведения прессы и исследования по этому конфликту, появлявшиеся за эти годы.

Судя по последней советской переписи, проводившейся 12 января 1989 г., тогда в Азербайджане проживало 7 млн. 21 тыс. чел., из них азербайджанцев – 5 млн. 805 тыс. чел. (83% населения), а армян – 391 тыс. (5,6%). При этом в Нагорно-Карабахской Автономной Области (НКАО) по переписи было зарегистрировано 189 тыс. чел. (около 3% населения республики), из них армян – 145 тыс. (77% населения области), а азербайджанцев – 41 тыс. (22% населения области). В Армении же проживало по переписи 1989 г. 3 млн. 305 тыс. чел., из них армян – 3 млн. 84 тыс. чел (93% населения республики), а азербайджанцев всего 85 тыс. чел. (около 3%).

Однако достоверность этих цифр уже тогда вызывала большие сомнения, поскольку перепись проводилась в экстремальных условиях через год после начала конфликта. За это время в обеих республиках уже имели место погромы и депортации, что естественно сказалось на итогах переписи. Так, в Армении в 1989 г. по переписи азербайджанцев было около 85 тыс. чел. Между тем перепись 1979 г. зафиксировала иную цифру – 161 тыс. (5% населения республики). Поэтому реальнее взять за основу данные Госкомстата Азербайджана, зарегистрировавшего 186 тыс. азербайджанцев, изгнанных из Армении.

Заметно сократилось и количество армян в Азербайджане по переписи 1989 г., поэтому за основу, вероятно, следует брать данные того же 1979 г. – 475 тыс. чел. (8% населения республики), либо количество зарегистрированных беженцев. И уж тем более подозрительны цифры по НКАО. Переписи 1939, 1959, 1970 и 1979 гг. четко фиксируют сокращение количества армян в области в процентном отношении с 88% до 76% соответственно. А перепись 1989 г. увеличивает количество армян здесь до 77%. Вот почему в Азербайджане, не доверяя данным переписи 1989 г., в октябре 1990 г. провели в 51 населенном азербайджанцами городах и селах НКАО повторную перепись. Выявилось, что азербайджанцев в области не 41, а 46 тыс. чел. (24%), а с учетом представителей других национальностей в НКАО неармян проживало 47 тыс. чел.

Официально начало карабахского конфликта датируется 20 февраля 1988 г., когда сессия Совета народных депутатов НКАО приняла решение о присоединение области к Армении. Но фактически противоборство началось с весны 1986 г., когда в Армении и НКАО среди армянского населения стали собирать подписи и организовывать посылку в Москву сотен писем и телеграмм с просьбой рассмотреть проблему Нагорного Карабаха. А в октябре 1987 г. в Ереване прошли и первые демонстрации.

По мере развития событий в Армении, здесь заметно стало ухудшаться положение азербайджанцев. В конце 1987 г., на втором году горбачевской «перестройки» Азербайджан первым среди бывших советских республик столкнулся с проблемой беженцев и миграции населения – сюда из Армении, в основном из Кафанского, а также Сисианского и Мегринского районов республики бежали первые сотни азербайджанцев. К 25 январю 1988 г. их количество перевалило за 4 тыс. чел. По указанию из Москвы власти Азербайджана скрыли этот факт от общественности и постарались поскорее разместить прибывших беженцев под Сумгаитом, в основном в селах Фатмаи и Сарай. 14 февраля в Степанакерте начались первые митинги и уже 18 сентября в Баку появилась новая волна беженцев-азербайджанцев, теперь из НКАО, в основном из Степанакерта. А 22 февраля пролилась и первая кровь: в районе пос. Аскеран произошло столкновение сторон, в результате которого погибло двое азербайджанцев – Али Гаджиев и Бахтияр Гулиев. Они открыли счет жертвам карабахского конфликта. А уже вечером 27 февраля в Сумгаите начались избиения армян, которые 28-29 февраля переросли в погромы, остановленные спецназом и милицией лишь к 1 марта. Итог: убито 26 армян и 6 азербайджанцев, ранено около 130 жителей (из них 54 азербайджанца и 34 армянина) и 275 военнослужащих и милиционеров.

После этих событий обе тогда еще советские республики захлестнули волны беженцев, которые, спасаясь от реального или ожидаемого насилия, спешно покидали родные места. Считается, что события во многом носили неуправляемый характер и развивались спонтанно. На насилие следовало ответное насилие и все руками самих беженцев. Однако это было не совсем так, о чем есть немало свидетельств. Достаточно привести такой пример: на митинге 4 ноября 1988 г. в Ереване активист карабахского движения Р. Казарян прямо призывал «с помощью отрядов», которые были созданы заранее, «всячески обеспечить эмиграцию. Впервые за эти десятилетия нам предоставлена уникальная возможность очистить Армению. Я считаю это самым большим достижением нашей борьбы за эти десять месяцев».

В Армении основные события развернулись с 27 ноября 1988 г., когда произошли организованные нападения на села азербайджанцев и курдов-мусульман, приведшие к многочисленным жертвам. Даже страшное землетрясение 7 декабря в Спитаке не остановило в Армении погромы. Последний азербайджанец в том году был убит 12 декабря. Немало азербайджанцев погибло при бегстве из Армении по заснеженным перевалам. Всего в 1988 г. в Армении погибло 188 азербайджанцев и курдов.

А в Азербайджане наиболее серьезный инцидент произошел в Гяндже, где 24 ноября 1988 года толпа азербайджанцев прорвалась в армянский район города и немало армян (официально один) погибло и было ранено. В других населенных пунктах Азербайджана также были отмечены многочисленные случаи нападений на армян, но о смертельных случаях не сообщалось.

В 1989 г. эпицентр столкновений переместился в НКАО, где отмечены нападения обеих сторон друг против друга, многие со смертельным исходом, а также террористические акты. И все это на фоне продолжавшейся депортации населения из обеих республик. В том же 1989 г. в Азербайджане появились первые тысячи месхетинских турок, которые, спасаясь от погромов, бежали из Узбекистана. К середине 1992 г. Госкомстат Азербайджана зарегистрировал в качестве беженцев около 52 тыс. месхетинских турок, в подавляющем большинстве осевших в сельских районах республики.

В начале января 1990 г. сначала в Ханларском районе Азербайджана, а затем практически вдоль всей армяно-азербайджанской границы начались столкновения противоборствующих сторон с применением огнестрельного оружия. А 13-15 января произошли погромы армян в Баку, в результате которого погибло 66 армян и 2 азербайджанца. Еще 20 армян, судя по армянской прессе, позже скончались от ран в ереванских больницах. Ранено около 300 армян.

Результат всего вышеизложенного по данным Госкомстатов Азербайджана и Армении того периода: к началу февраля 1990 г. все 186 тыс. азербайджанцев, а также 11 тыс. курдов и 3,5 тыс. русских бежали из Армении в Азербайджан, а чуть позже некоторые из них, в основном русские и часть курдов, перебрались в Россию. В середине 1990 г. Госкомстат Азербайджана зарегистрировал в республике 233 тыс. беженцев из Армении и Узбекистана.

В свою очередь, за тот же период 229 тыс. армян бежали из Азербайджана в Армению, а около 100 тыс. переехали в другие регионы СССР, в основном в Россию. После январских событий 1990 г. 108 тыс. русских покинуло Азербайджан. При этом, в ходе погромов в 1988-1990 гг. в обеих республиках было убито 216 азербайджанцев и 119 армян. А в НКАО и вокруг него в те же годы погибли 91 азербайджанец и 85 армян.

За всеми вышеуказанными цифрами – боль и страдания огромной массы людей вне зависимости от национальности, веры и нынешнего места проживания. Излишне говорить, что сегодня беженцы наиболее уязвимая группа населения, имеющая свои специфические проблемы. Практически все они – жертвы, либо свидетели насилия в ходе боевых действий, вынужденные под страхом смерти покинуть свои дома. Все это наложило серьезный отпечаток на их психику и даже по прошествии нескольких лет многие из них страдают психическими заболеваниями, либо нуждаются в помощи врачей.

На первом этапе, в 1988-1990 гг. население Азербайджана с симпатией отнеслось к беженцам из Армении. Особенно это касалось месхетинских турок. Будучи по природе сельчанами, турки и в Азербайджане поселились в удаленных от столицы сельских районах, где они при поддержке и доброжелательном отношении местного населения быстро приноровились к новым условиям жизни, сохранив при этом свой прежний быт.

Отношение же к беженцам из Армении было несколько иным, особенно азербайджанских властей. Более зависимое и практически всецело полагавшееся на Москву, тогдашнее руководство Азербайджана во главе с Везировым стремилось вернуть беженцев из Армении в места их прежнего проживания. В 1988 г. у азербайджанских беженцев было немало конфликтов с местными органами власти, особенно полицией.

К концу 1989 г. у беженцев из Армении появились трения и с местным населением, в первую очередь в Баку. Дело в том, что подавляющее большинство беженцев из Армении – это жители сельских районов. Но в отличие от месхетинских турок и несмотря на препятствия властей, большинство беженцев из Армении осело в Баку, а также Сумгаите и Гяндже. Здесь у них постоянно стали возникать конфликты с местными армянами, вылившиеся впоследствии при попустительстве властей в те самые погромы в этих городах, о которых я упоминал выше.

В результате конфликта обе стороны понесли следующие потери: у азербайджанцев погибло 11 тыс. чел. и около 30 тыс. были ранены, а у армян соответственно погибло 6 тыс. и ранено – до 20 тыс. чел.

За годы конфликта обе республики захлестнули миграционные потоки: по официальным данным, на момент заключения перемирия в 1994 г. в Армении было зарегистрировано 304 тыс. армянских беженцев из Азербайджана. После заключения перемирия 35 тыс. армян вернулось в Азербайджан в Нагорный Карабах. Еще 72 тыс. чел. из приграничных с Азербайджаном населенных пунктов Армении, вынужденных переселиться в безопасные районы из-за боевых действий, зарегистрировано в качестве лиц, перемещенных внутри страны. Наконец, по неофициальным данным, около 540 тыс. чел. (по другим данным – от 600 до 800 тыс. чел.) эмигрировали из страны в поисках средств к существованию.

У Азербайджана эти показатели еще более удручающие: по официальным данным, на январь 2009 года г. в республике имеется 233 тыс. беженцев из Армении и Узбекистана и 620 тыс. вынужденных переселенцев, всего 853 тыс. чел. По данным же независимых экспертов, на деле в Азербайджане 210 тыс. беженцев (часть месхетинских турок покинуло республику) и около 520 тыс. вынужденных переселенцев, то есть всего более 730 тыс. чел., пострадавших от конфликта. При этом после перемирия в 1995-1997 гг. около 40 тыс. вынужденных переселенцев вернулись в освобожденные села Физулинского района. Но на этом миграционные процессы в Азербайджане не прекратились. Ныне огромную роль играет трудовая миграция, в первую очередь в Россию. В общей сложности более 3 млн. азербайджанцев практически проживает вне пределов республики, добывая средства к существованию.

Таковы печальные итоги длящегося уже 27 лет армяно-азербайджанского конфликта. Вышеизложенные данные о датах начала первых погромов в Армении, массового исхода из Армении 200-тысячного азербайджанского населения в Азербайджан и как следствие, погромы в Азербайджане, сведения о количестве убитых и вынужденных переселенцах и многие другие официально подтвержденные акты вандализма, включая массовое истребление 619 жителей деревни Ходжалы, а также другие ключевые и проблемные моменты противостояния Армении и Азербайджана находятся в официальных документах стран-посредников Минской группы ОБСЕ. И когда после очередных встреч лидеров Армении и Азербайджана многие спрашивают у посредников о каких-то подвижках, те, зная истинную кровавую подоплеку конфликта, всегда стараются быть корректными в своих оценках и высказываниях. Вот к этому и я призываю как своих оппонентов, так и тех «ура-патриотов», про которых давным-давно один очень мудрый человек сказал: «Патриотизм – последнее прибежище негодяев!»

Рамис Юнус

Автор статьи – известный политолог, имеющий опыт работы, как в высших эшелонах власти Азербайджана, так и за рубежом. Он был руководителем аппарата Правительства Азербайджана, Управляющим Делами Парламента страны. Кроме этого, он несколько лет проработал в Йемене и Саудовской Аравии. Хорошо знает политический истеблишмент, менталитет, культуру и языки стран, про которые пишет. В настоящее время проживает в США, где консультирует в качестве политического эксперта многие американские СМИ, независимые фонды и аналитические центры.

Понравился материал?
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Интернет-газета КОНТИНЕНТ на Facebook Интернет-газета КОНТИНЕНТ ВКонтакте Интернет-газета КОНТИНЕНТ в Одноклассниках
Яндекс.Метрика